Вышел 1-й том комментария Библейская Динамика на английском

Его можно приобрести здесь https://www.amazon.com/dp/1949900207

Приобретите и подарите своим англоязычным друзьям - это ваша огромная поддержка нашей деятельности!




Шапиро - семья цадиков

Материал из ЕЖЕВИКИ - EJWiki.org - Академической Вики-энциклопедии по еврейским и израильским темам
Перейти к: навигация, поиск



Источник: Электронная еврейская энциклопедия на русском языке
Тип статьи: Регулярная статья

Шапиро - семья цадиков и издателей еврейских религиозных книг, владельцев типографий в Славуте и Житомире в конце XVIII в.- начале XIX в.

Содержание

Первый раввин Шапиро

Родоначальником династии был рабби Пинхас Шапиро из Корца (1726–91), ученик Бешта и Дов Бера из Межирича. Пинхас Шапиро был цаддиком в местечке Корец (на Волыни). Ему приписывают авторство небольшого сочинения «Мидраш Пинхас», а изречения рабби Пинхаса приводятся в разных хасидских сборниках.

Моше Шапиро - основатель типографии

Его сын Моше Шапиро (родился, по-видимому, в 1758 г. – умер в 1838 г.) основал в 1792 г. еврейскую типографию в местечке Славута Заславского уезда Волынской губернии.

Принадлежность семьи Шапиро к ревностным приверженцам хасидизма определяла характер издаваемых книг. В славутской (до 1837 г.) и житомирской (до 1867 г.) еврейских типографиях Шапиро печаталось большое количество мистических сочинений и хасидских произведений.

Хасидское движение испытывало потребность в каббалистических и хасидских произведениях. В еврейских типографиях, принадлежавших митнагдим, отказывались печатать подобные сочинения, что побудило хасидов создать собственные типографии.

Из них особенно прославилась славутская, а затем житомирская типографии, принадлежавшие семье Шапиро. В них печатались исключительно еврейские религиозные книги, и они пользовались особым доверием у хасидов. Книги, напечатанные в типографиях Шапиро, как указывал в донесении цензор еврейских книг Киевского цензурного комитета В. Федоров (Гринбаум), покупались «предпочтительнее перед произведениями других типографий набожными евреями» (см. Цензура).

Несколько изданий Иерусалимского и Вавилонского Талмудов, выпущенные этими типографиями, были выполнены на высоком полиграфическом уровне. В славутской и житомирской типографиях наряду с каббалистическими сочинениями издавались произведения цадиков и различные молитвенники.

Для тех, кто не был искушен в «ученом» иврите (преимущественно для женщин), печатались отрывки каббалистических сочинений и молитвенники на идише. Владельцы славутской и житомирской еврейских типографий Шапиро не печатали научных и светских книг, что создало им репутацию «закоренелых фанатиков» у маскилим и у властей.

Конфликт за право печатать Талмуд

В 1835 г. началась борьба между славутской и виленской (см. Ромм, семья) еврейскими типографиями за престижное право доходного издания Вавилонского Талмуда. Ранее Талмуд уже трижды печатался в славутской типографии: в 1801–1806 гг., 1808–12 гг. и 1817–22 гг.

Владельцы типографий обратились для решения этого конфликта в религиозный суд, состоявший из компетентных раввинов: рабби А. А. Посвелера (1764–1834) и рабби Д. Б. Ашкенази. Однако судьи не смогли прийти к согласию, в обсуждение было вовлечено более 100 раввинов Польши, Германии и Австрии, в их числе А. Эгер, М. Софер, Я. Орнштейн (1775–1839) и другие.

В итоге право издания получила виленская типография. Остальные еврейские типографии, существовавшие в Российской империи, обязывались раввинскими постановлениями не печатать Вавилонский Талмуд в течение 15 лет после этого издания во избежание конкуренции.

Конфликт между виленской и славутской еврейскими типографиями, сопровождавшийся доносами, привлек внимание властей. Смерть печатника, уволенного за небрежность и пьянство, труп которого был найден на чердаке славутской типографии, нанесла страшный удар по семье книгоиздателей Шапиро.

Их недоброжелатели обвинили владельцев типографии в убийстве печатника; они были признаны виновными. В московской тюрьме умер рабби Моше Шапиро, а его сыновья Шмуэль Абба и Пинхас были приговорены к наказанию кнутом и отправлены в многолетнюю ссылку в Сибирь (по некоторым сведениям, до освобождения дожил только Пинхас).

Славутская еврейская типография Шапиро была закрыта властями. Виленская еврейская типография также вскоре сильно пострадала: в 1840 г. пожар нанес ей большой ущерб, один рабочий погиб. Хасиды считали это Божьим наказанием за недобросовестную конкуренцию с типографией Шапиро.

Житомирская типография

В соответствии с положением Комитета министров от 27 октября 1836 г., утвержденным Николаем I, в России «для облегчения надзора за еврейскими типографиями» были закрыты все еврейские типографии, за исключением виленской (см. Ромм, семья) и киевской.

Из-за запрещения евреям постоянного проживания в Киеве по указу Николая I (1827) и выселения оттуда всех евреев (1835) было решено вторую еврейскую типографию открыть вместо Киева в Житомире.

В 1837 г. в соответствии с правительственным постановлением в Житомир было перевезено оборудование славутской еврейской типографии, которым продолжали владеть оставшиеся на свободе члены семьи Шапиро. С 1847 г. делами этой типографии занимались внуки Моше Шапиро — братья Ханина Липа, Иехошуа Хешел и Арье Лейб Шапиро.

В 1845 г. было издано положение, которое подтвердило существование двух еврейских типографий в России, — виленской и житомирской. Еврейские типографии, согласно этому положению, «по цензурной части» подлежали надзору министерства народного просвещения.

Непосредственный контроль за их деятельностью был поручен директорам виленского и житомирского раввинских училищ, а сами типографии «отдавались в откупное содержание с торгов» (то есть на аукцион). Деньги, получаемые за сдачу этих типографий в аренду, предназначались для казенных еврейские учебных заведений.

Арендаторами житомирской типографии по-прежнему были братья Шапиро. В начале 1850-х гг. к этой типографии опять было привлечено внимание местных властей из-за доносов, поступивших на братьев Шапиро от их компаньона и шурина Иосифа Боруха Сфарда, с которым они не поделили прибыль, и он решил отомстить.

В доносах он утверждал, что братья Шапиро печатали в типографии материалы без разрешения цензуры, а также давали взятки цензору еврейских книг Киевского цензурного комитета И. Зейберлингу, чтобы двукратно печатать книги по одному разрешению. Расследование показало, что факты, изложенные в доносах, были ложными, и братья Шапиро не пострадали.

После реформы

В 1862 г. Комитет об устройстве евреев разрешил открывать еврейские типографии в черте оседлости и Санкт-Петербурге и отменил систему откупного содержания. Братья Шапиро снова стали не арендаторами, а владельцами житомирской типографии. Арье Лейб Шапиро после издания этого положения отделился от братьев и открыл собственную типографию в Житомире.

В 1860-е гг. деятельность житомирской типографии братьев Ханины Липы и Иехошуа Хешела Шапиро была признана властями вредной, поскольку в ней печатались исключительно еврейские религиозные книги (хотя все эти издания были разрешены цензурой). Такому решению немало способствовали многочисленные доносы маскилим о «фанатизме» братьев Шапиро.

Свои заключения о вредном влиянии издаваемых ими книг на еврейское население представили властям чиновник для особых поручений при волынском губернаторе Сварчевский и ученый еврей при киевском, подольском и волынском генерал-губернаторе Г. Барац (1835–1922).

Они также обвиняли братьев Шапиро в искусственном завышении цен на книги. Данное обвинение, как показано в докладной записке цензора еврейских книг Киевского цензурного комитета В. Федорова, было лишено всяких оснований, так как книги, издававшиеся этой типографией, продавались гораздо дешевле, чем издания других типографий.

Но местные и высшие власти уже составили себе представление о «вредной» деятельности братьев Шапиро. Вредным считалось все, что не способствовало усилиям, направленным на ассимиляцию еврейского населения, и по распоряжению Александра II в 1867 г. житомирская еврейская типография была закрыта.

По этому распоряжению подлежала закрытию также типография Арье Лейба Шапиро, но в ней работы прекратились «сами собой за год до получения [этого] распоряжения». Возможно, Арье Лейб Шапиро закрыл свою типографию, не выдержав конкуренции с братьями.

Ханина Липа, Иехошуа Хешел Шапиро и члены их семей неоднократно обращались к властям с прошениями разрешить им вновь открыть типографию в Житомире, продлить срок ее работы хотя бы на пять лет для завершения уже начатых изданий или разрешить им сдать её в аренду. На все прошения следовали отказы.

С закрытием житомирской типографии, последовавшим неожиданно для ее владельцев, они оказались перед угрозой банкротства, а 150 типографских рабочих потеряли работу. Пострадали и владельцы еврейских книжных магазинов в Житомире, Славуте и других городах и местечках черты оседлости. Еврейское население лишилось возможности приобретать необходимую ему религиозную литературу.

Убедившись в невозможности получения разрешения на открытие вновь еврейской типографии в Житомире, братья Шапиро продали в 1868 г. учителю житомирского раввинского училища И. Баксту (отец Н. Бакста) типографское оборудование (по утверждению волынского губернатора, И. Бакст был только подставным лицом, прикрываясь именем которого братья Шапиро продолжали свою деятельность). Дата окончательной ликвидации типографии неизвестна.

Источники

  • КЕЭ, том 10, кол. 57–59
Электронная еврейская энциклопедия на русском языке Уведомление: Предварительной основой данной статьи была статья ШАПИРО в ЭЕЭ