Вышел 1-й том комментария Библейская Динамика на английском

Его можно приобрести здесь https://www.amazon.com/dp/1949900207

Приобретите и подарите своим англоязычным друзьям - это ваша огромная поддержка нашей деятельности!




Лилиенблюм, Моше Лейб

Материал из ЕЖЕВИКИ - EJWiki.org - Академической Вики-энциклопедии по еврейским и израильским темам
Перейти к: навигация, поиск
Источник: Электронная еврейская энциклопедия на русском языке
Тип статьи: Регулярная статья
М. Л. Лилиенблюм. Джуиш энциклопедия (1901 – 1912).

Лилиенблюм, Моше Лейб (1843, Кейданы, ныне Кедайняй, Литва, – 1910, Одесса) - писатель и публицист периодов поздней Ѓаскалы и движения Ховевей Цион. Писал преимущественно на иврите.

Содержание

Биографические сведения

Сын ремесленника. Отец его в возрасте 13 лет на девочке 11 лет, и он переехал в дом своего тестя в Вилкомире (Укмерге).

Учился в йешивах в Кейданах (с 1855 г.), где начал сочинять стихи (например, рифмованное изложение 613 предписаний Ѓалахи), и в Вилькомире (ныне Укмерге; с 1858 г. жил на средства тестя), где увлекся средневековой философией и литературой Ѓаскалы. Был знаком с современной еврейской литературой.

Сторонник приобщения еврейства к прогрессу

В 1865 г. открыл в Вилькомире собственную йешиву, которая не имела успеха из-за неприязни местных ревнителей веры, объявивших Лилиенблюма вольнодумцем за то, что он руководил молодежной библиотекой и написал поэму в библейском стиле (с огласовкой и знаками кантилляции) о польском восстании. Изменение в мировоззрении Лилиенблюма (хотя он продолжал вести образ жизни ортодоксального еврея) спровоцировало преследование со стороны бескомпромиссных религиозных авторитетов Вилкомира.

Подробности о преследовании молодого литовского маскила были обнародованы в еврейской прессе. Лилиенблюм был замечен как пострадавший герой в глазах маскилим - и весь эпизод превратился в событие для СМИ. Это было, например, увековечено в книге маскила Реувена Ашера Браудеса «Ѓа-Дат веhа-хаим» («Религия и жизнь»; 1876–1878).

Открытую вражду вызвали статьи Лилиенблюма в «hа-Мелиц» — «Орхот hа-Талмуд» («Пути Талмуда», 1867) и «Носафот ле-орхот hа-Талмуд» («Дополнения к путям Талмуда», 1869). В этих статьях Лилиенблюм предложил умеренные реформы еврейского права, чтобы адаптировать его к меняющимся условиям современной жизни.

Видя тогда в религии единственную силу, сохраняющую самобытность еврейского народа, и мечтая о его сотрудничестве с нееврейским окружением, Лилиенблюм призывал смягчить наиболее суровые предписания Ѓалахи, порожденные особыми историческими условиями и тормозящие приобщение еврейства к прогрессу.

Предлогом для предложения реформы был сильный голод в Литве в то время. Серьезная нехватка зерна серьезно затронула бедные классы, что привело к тому, что еврейская пресса призвала приостановить, по крайней мере временно, некоторые hалахические явления, включая запрет на употребление в пищу бобовых во время Песаха. Лилиенблюм утверждал, что такие реформы соответствовали духу Талмуда и манере его исторического развития. Он утверждал, что так же, как атмосфера эпохи и потребности того времени повлияли на ученых более ранних поколений, они должны руководить раввинскими властями в его время.

Некоторые из наиболее выдающихся ученых в литовской элите резко критиковали предложения Лилиенблюма. Они отвергли его предложения, хотя некоторые раввины и соглашались с тем, что есть возможность попытаться адаптировать еврейский закон к новым условиям. Спор велся на страницах еврейской прессы около полутора лет и стал важной вехой в становлении ортодоксальных позиций среди евреев Восточной Европы. В «Носафот ле-орхот hа-Талмуд» Лилиенблюм занял более крайнюю позицию и представлял устный закон как человеческое творение, которое исторически сложилось и содержало «противоположные взгляды в вопросах веры и практики».

Противодействие религиозных ортодоксов вынудило Лилиенблюма в конце 1869 г. уехать в Одессу. Там он стремился систематически получить западное образование и профессию. Но в этом городе он испытал отчуждение, изоляцию и экономические трудности. Он оставил свою жену, которую не любил, в Вилкомире с их тремя детьми и продолжал поддерживать их своим скудным доходом от репетиторства и от работы клерком в компаниях, принадлежащих евреям. Он также страдал от эмоционального угнетения: женщина, которую он любил, Фейге Новахович, все еще находилась в Вилкомире.

В Одессе Лилиенблюм отчаянно пытался реализовать свои надежды на достижение компромисса между еврейским законом и современной жизнью. Под влиянием маскила Авраама Крохмаля, который предложил историческое объяснение композиции Библии, Лилиенблюм утратил веру в божественный источник Торы.

Он также начал читать радикальную русскую литературу и находился под сильным влиянием реалистической утилитарной критики Дмитрия Писарева с его позитивным утилитаризмом в эстетике и общественными идеалами и Николая Чернышевского, особенно его романа «Что делать»?. Влияние радикальной русской мысли способствовало решению Лилиенблюма использовать литературную критику в качестве средства передачи социальных сообщений - как это делали русские авторы, которым он подражал.

В сатирической поэме «Кеhал рефаим» («Община призраков», 1870), выдержанной в традициях литературы Ѓаскалы, Лилиенблюм зло высмеял общинных заправил и духовных наставников, но также и еврейских просветителей, одержимых далекими от реальности идеями.

В 1871 г., замещая редактора газеты на идише «Кол мевассер» (приложение к «hа-Мелиц») А. Цедербаума, Лилиенблюм в серии статей «Идише лебнсфраген» («Вопросы еврейской жизни») обличал фанатизм, традиционное еврейское воспитание, уродующее детей, неприспособленность евреев к труду и эфемерность их поисков заработка, самодовольство богачей и забитость нищающих масс, обездоленность женщины.

В статье «Олам hа-тоху» («Мир хаоса», 1873) по поводу романа А. Мапу «Аит цавуа» («Ханжа», первого социального романа в еврейской литературе) Лилиенблюм призывал не вносить в описания повседневной жизни элементов вымысла, романтики, суеверий и мистицизма. Предоставление евреям равных с остальным населением прав Лилиенблюм считал предпосылкой прогресса в еврейской среде, хотя и понимал, что это не гарантирует исчезновения антисемитизма.

Губительность обскурантизма, но также и бесперспективность Ѓаскалы особенно рельефно показал Лилиенблюм в книге-исповеди «Хат’от неурим» («Грехи юности», 1876), которая, благодаря глубине и искренности раскрытия эмоциональных и моральных конфликтов в душе героя, оказала сильнейшее воздействие на современников.

Свой радикализм Лилиенблюм ярко выразил в написанной на языке Мишны сатире-пародии «Мишнат Элиша бен Авуя» («Учение Элиши бен Авуи», 1878), частью напечатанной в социалистическом ежемесячнике «Асефат хахамим» (1877–78, Кенигсберг), а частью в «hа-Меассеф».

Сторонник сионизма

Погромы начала 1880-х гг. на юге России привели Лилиенблюма, не изменив его социальных и эстетических позиций, к убеждению, что антисемитизм коренится в инстинктивной вражде европейских народов к евреям как к чуждому в их среде элементу, что гражданское равноправие не изменит в корне положения евреев в диаспоре как нации внутри нации и будет постоянной причиной их тяжких испытаний, а ассимиляция не решит национальных проблем, и ей как самоликвидации воспротивятся народные массы.

Отсюда возражения Лилиенблюма против поисков евреями прибежища в США и вывод о необходимости покончить вообще с их пребыванием в диаспоре, где вероятно даже физическое уничтожение евреев. Лилиенблюм еще до Л. Пинскера предлагал откупить Эрец-Исраэль у турок и сосредоточить там евреев, которые образовали бы большинство населения страны.

Лилиенблюм возлагал большие надежды на те круги еврейской радикальной интеллигенции, которые были способны укрепить в народе стремление к национальному возрождению на его исторической родине.

Утверждая, что в «жизни нет другой цели, кроме самой жизни», Лилиенблюм, став одним из руководителей Ховевей Цион, выступал как сторонник практического сионизма и писал: «Одна коза, приобретенная евреем в Эрец-Исраэль, важнее десяти гимназий». Идеи Ахад hа-Ама и его последователей Лилиенблюм считал вредными, так как они ставят существование еврейского народа в зависимость от метафизических спекуляций.

Палестинофильские идеи и пропаганда возвращения евреев в Эрец-Исраэль пронизывают все последующее публицистическое и литературное творчество Лилиенблюма. Автономизм он считал искусственным построением и отвергал его.

Наряду с выступлениями в «hа-Шахар», «hа-Мелиц» и других журналах на иврите, Лилиенблюм стал часто выступать с журнальными статьями, книгами и брошюрами на идише и русском языках: драма на идише «Зрубавел одер Шивас-Цийон» («Зрубавел, или Возвращение в Цион», Одесса, 1887); на русском языке — «Общееврейский вопрос и Палестина» (1881), «О возрождении еврейского народа на Святой земле древних отцов» (1884), «Палестинофильство, сионизм и их противники» (1889), «Пять моментов из жизни Моисея» (издана в 1901 г. в переводе на идиш) и другие.

Ценя литературу лишь как рупор полезных обществу идей, Лилиенблюм игнорировал язык, образность, стиль и другие элементы художественности, не принимал любовную лирику; каббалу и хасидизм считал опасными мистическими отклонениями, уводящими от жизненных проблем.

Значение литературных работ Лилиенблюма

Излишний рационализм Лилиенблюма отрицательно сказался на большинстве его литературных работ, страдающих рассудочностью. Вместе с тем умение Лилиенблюма ясно и сильно выражать свои мысли простым, лишенным украшательства языком оказало значительное влияние на формирование публицистики конца 19 в. – начала 20 в. на иврите.

Литература

  • Israel Bartal, The Jews of Eastern Europe, 1772–1881, trans. Chay Naor (Philadelphia, 2005), pp. 112–156;
  • Shelomoh Breiman, “Ha-Mifneh ba-maḥshavah ha-tsiburit ha-yehudit bereshit shenot ha-shemonim,” Shivat tsiyon 2–3 (1951/52): 83–113;
  • Shelomoh Breiman, ed., Mosheh Leb Lilyenblum: Ketavim otobiyografiyim, 3 vols. (Jerusalem, 1970);
  • Jonathan Frankel, Prophecy and Politics: Socialism, Nationalism, and the Russian Jews, 1862–1917 (Cambridge, 1981);
  • Yehuda Friedlander, Be-Mistere ha-satirah, vol. 3 (Ramat Gan, Isr., 1994);
  • Joseph Klausner, Historyah shel ha-sifrut ha-‘ivrit ha-ḥadashah, vol. 4, bk. 2, (Jerusalem, 1942), pp. 219–252;
  • Marcus Moseley, Being for Myself Alone: Origins of Jewish Autobiography (Stanford, Calif., 2005);
  • Michael Stanislawski, Autobiographical Jews: Essays in Jewish Self-Fashioning (Seattle, 2004), pp. 54–68.

Источники

Электронная еврейская энциклопедия на русском языке Уведомление: Предварительной основой данной статьи была статья ЛИЛИЕНБЛЮМ Моше Лейб в ЭЕЭ