Кварталы и достопримечательности Тель-Авива

Материал из ЕЖЕВИКИ - EJWiki.org - Академической Вики-энциклопедии по еврейским и израильским темам
Перейти к: навигация, поиск
Источник: Электронная еврейская энциклопедия на русском языке
Тип статьи: Регулярная статья

В Тель-Авиве много старинных (начала 20 века) зданий и целых архитектурных комплексов, хранящих память об истории Израиля.

Содержание

Улица Дизенгоф

Поющий фонтан "Огонь и вода” (Источник: mfa.gov.il)

Эта широкая улица, наполненная по вечерам толпами гуляющих, знаменита своими прекрасными кафе и фешенебельными магазинами. Прогулку по этой улице лучше всего начать от площади Дизенгоф, названной так в честь жены первого мэра. Сейчас это сквер, имеющий два уровня. В центре верхнего уровня установлен оригинальный фонтан. Этот сквер стал излюбленным местом отдыха жителей Тель-Авива. Подробнее см. ниже.

Поднявшись вверх от этой площади по улице Дизенгоф, попадаем в центр сосредоточения культурной жизни города, находящийся в месте пересечения улицы Дизенгоф и бульвара Тарсат. На углу слева - двухэтажное здание павильона Елены Рубинштейн. Позади павильона - небольшой сквер - Ган Яаков. В нем собирались первые жители Тель-Авива, чтобы провести субботний отдых.

Основная статья: Ѓабима

Справа от павильона находится современное здание Национального театра «Ѓабима» с несколькими прекрасно оборудованными залами. Здание, построенное в 1935 году, в шестидесятые годы приобрело современный облик. Театр на иврите «Габима» родился в Москве в 1918 году. Первым его художественным руководителем был выдающийся режиссер Евгений Вахтангов. В 1926 году театр выехал в заграничную гастрольную поездку. В Москву «Габима» больше не вернулся. За границей труппа распалась: часть актеров осела в Америке, а часть в 1928 году прибыла в Палестину. С тех пор, почти уже век «Габима» является самым известным театром Израиля.

Позади сквера Яакова - здание израильской филармонии «Манн Аудиториум», построенное специально для израильского филармонического оркестра, основанного в 1936 году Брониславом Губерманом. Этот оркестр заслуженно имеет репутацию одного из лучших симфонических оркестров в мире. С ним постоянно выступают солисты и дирижеры с мировым именем. Особенно часто выступают с оркестром скрипач Исаак Стерн и дирижер Леонард Бернстайн. Многие годы художественным руководителем и главным дирижером оркестра работает Зубин Мета.


Площадь Зины Дизенгоф

Площадь Зины Дизенгоф.

Проект этой площади был создан 25-летним архитектором Женей Авербух (при участии Гриница). Женя Авербух (1909-1977) была привезена родителями из России в двухлетнем возрасте. Её отец известен как первый аптекарь Тель-Авива. Училась в Италии и Бельгии, выпускница престижной Королевской Академии Искусств в Брюсселе. В 1930 году вернулась в Тель-Авив, где открыла архитектурное бюро.

Помимо площади Зины Дизенгоф авторству Авербух принадлежат еще два известных проекта: «Голубая вилла» на улице Бялик (вместе с мужем, Ш. Гинзбургом) и кафе «Галина» (вместе с Ш. Гинзбургом и Э. Гидони) на территории выставочного городка у реки Яркон.

Площадь Зины Дизенгоф. Фонтан

В 1940-е годы работала в муниципалитете Тель-Авива. Ее самая значительная постройка этого периода - школа «Шевах») на улице hа-Масгер. По возвращении к частной практике продолжала заниматься проектированием общественных зданий. Авербух была первой женщиной, спроектировавшей синагогукибуце Эйн hа-Нацив).

По замыслу шотландского градостроителя Геддеса, автора генерального плана Тель-Авива, пространство, образуемое шестью магистралями, должно было иметь форму шестиконечной звезды - символа еврейского народа, но Авербух предложила вариант круглой площади. Закладка площади состоялась 4 сентября 1934 года в присутствии мэра города Меира Дизенгофа. Название было дано в память о скончавшейся в 1930 году супруге городского главы - Зины. Улица, проходящяя через площадь с юга на север, несмотря на возражения мэра, была названа его именем.

Зина Хая Дизенгоф (в девичестве - Бренер) родилась в 1872 году в городе Житомир в Украине в семье раввина. Уроженец Бессарабии Меир Дизенгоф оказался в Житомире во время службы в армии. В момент знакомства с семьёй Бренер ему был 21 год, Зине - всего 10 лет. Во время первого пребывания Дизенгофа в Палестине (1892-1894) Зина приехала к нему. Свадьба состоялась в Александрии (Египет).

В памяти современников Зина Дизенгоф запомнилась как скромная женщина, жизнь которой была посвящена мужу. Упоминается об открытых окнах дома Дизенгоф (бульвар Ротшильда, 16), из которых доносились звуки фортепиано, и об уроках французского, которые давала жена мэра. Личная жизнь четы Дизенгоф была омрачена бездетностью - их единственная дочь Шуламит умерла от желтухи в возрасте 3 лет. Вокруг этого до сих пор ходит много сплетен и слухов.

Похоронена Зина Дизенгоф на кладбище Трумпельдор в Тель-Авиве. Меир Дизенгоф, переживший супругу на шесть лет, похоронен там же.

Примерно в это же время получили названия остальные отходящие от площади улицы: на восток ведут улицы Элиэзера Людвига Заменгофа (в честь основателя языка эсперанто) и Ицхака Яакова Райнеса (известного литовского раввина), на запад – Льва Семеновича Пинскера (врача и сиониста) и Бен Ами (Марка Яковлевича Рабиновича, русского писателя). А

вербух взяла за основу идею братьев Лукхардт, расставив вокруг площади здания с протяженными окнами и балконами. Уходящие в глубину кварталов фасады и мощная динамика горизонтальных линий создавали иллюзию присутствия внутри одного большого здания. Поскольку технология изготовления бетонных изделий в те годы ещё не позволяла достичь требуемой кривизны балконов, они были сделаны на основе изогнутых металлических решёток, на которые наносился материал. В условиях влажного приморского климата это привело к быстрому появлению ржавчины - проблемы, которая разрешается только заменой деталей на новые. Все здания на площади были белого цвета.

В композицию фасада были удачно включены узкие продольные желоба, через которые нагретый летний воздух выходил из лоджий наружу. Этот тельавивский патент был использован Авербух исключительно изящно, и сочетание широких и узких горизонтальных полос вдоль стен зданий стало визитной карточкой площади Дизенгоф. В сочетании с верно выбранным пропорциями площадь оказалась удивительно уютной, располагающей к отдыху и прогулкам. Авербух также построила два дома на площади, № 11 и № 13. Остальные здания были возведены другими архитекторами, которых обязали подчиниться общим требованиям главного проекта - высотность, внешний вид, предназначение здания. Свобода предоставлялась только при проектировании внутренних помещений.

Не во всех зданиях балконы использовались по назначению. В некоторых из них они имеют чисто декоративную функцию, выступая как бы заградительным экраном настоящего фасада. Торжественное открытие площади состоялось 26 января 1938 года, в восьмую годовщину смерти Зины Дизенгоф. В связи с финансовым кризисом 1936 года строительство площади затянулось, и к моменту открытия она была застроена только частично. Тем не менее, к началу 1940-х годов основные здания были возведены, и площадь приняла знакомые нам очертания.

В 1945 году, уже после окончания Второй мировой войны, открылся кинотеатр «Хен», спустя ещё три года - гостиница «Газит». Последняя постройка - здание универмага - возведена в 1957 году. Сквер с фонтаном в центре площади также был разбит по проекту Жени Авербух. Небольшой пруд окружали два ряда лужаек, между которыми проходили песчаные дорожки. Во втором ряду росли пальмы и другие тенистые деревья. По первоначальному проекту фонтан должен был находиться на небольшой возвышенности, под которой предполагалось построить парковку. К счастью, в силу малой востребованности от нее было решено отказаться. 50-60-е годы были для площади периодом расцвета.

Центр культурной и светской жизни переместился тогда с улиц Алленби и Бен Йегуда на улицу Дизенгоф. Сюда переехали популярные кафе, здесь разместились самые дорогие магазины Тель-Авива. На площади в разное время находились магазин «Экман», прообраз современного супермаркета, и культовый в те времена универмаг «Машбир». Но особую роль в жизни площадь играло кино. Каждый вечер сюда съезжались тысячи людей, чтобы попасть в один из кинотеатров, два из которых - «Эстер» и «Хен» находились непосредственно на площади. Еще один, открытый позже, в конце 1950-х, и затмивший своей роскошью все остальные - «Тель-Авив», находился в двух шагах от нее, на улице Пинскер. До появления телевидения кино было самым массовым и доступным видом времяпровождения. Киножурналы, которые крутили перед каждым сеансом, для многих были единственной возможностью увидеть политических деятелей «вживую».

Событием в жизни Тель-Авива стало открытие торгового комплекса «Дизенгоф-Центр» недалеко от площади. Его состоятельные посетители быстро проходили из автомобилей в кондиционированное помещение, и интереса к торговле снаружи не проявляли. Первый магазин в комплексе открылся в 1978 году, и вскоре под его крышу перебрались многие солидные торговые заведения; появился здесь и кинотеатр. Улица и площадь Дизенгоф начали терять былой блеск.

Но главный удар по площади нанесла мэрия города. Дело в том, что проезжающим через площадь Зины Дизенгоф водителям приходилось огибать ее по проложенной вокруг скверика узкой дорожке, что сильно замедляло движение в этой части города. Поначалу это не вызывало нареканий, но с ростом личного автопарка в 1960-70-е годы в районе улицы Дизенгоф начали возникать автомобильные пробки. На площади было решено организовать двухуровневое пространство: верхнее - для пешеходов, нижнее - для машин. Проект по заказу муниципалитета разработал израильский архитектор Цви Лишер.

Сквер при этом снесли, а вместо старого фонтана на верхнем уровне установили новый, из стекла. Скульптор - Аллен Давид, уроженец Индии, в то время проживавший в Тель-Авиве. Открытие обновленной площади состоялось 25 июля 1978 года. Не лишенный архитектурных достоинств мост в контекст площади, однако, не вписался. Пришедший на нее прохожий наблюдает теперь окружающие его постройки не снизу, а на уровне второго этажа. Магазины, кинотеатры оказались внизу - чтобы попасть внутрь, требуется спуститься с моста. Как результат, здания на площади перестали восприниматься как составные части единого ансамбля, визуальный контакт с ними был нарушен.

Исчезновение зеленых насаждений привело к утрате характерных прежде для площади уюта и интимности. Сидящий на скамейке оказывается теперь под взором каждого любопытного. Как на грех, увеличение пропускной способности привело к резкому росту транспортного потока. Пробки не только не исчезли, но стали обыденным явлением. Движение пришлось ограничивать дополнительными мерами. 15 июля 1986 года фонтан Аллена был заменен на другой, под названием «Огонь и вода». Его автор - Яаков Агам (Гипштейн), израильский скульптор и художник, проживающий в Париже.

Агам - один из известнейших представителей так называемого кинетического искусства, в основе которого лежит попытка выйти за рамки трехмерного пространства путем ввода в него четвертой составляющей - времени. Произведения в этом стиле характеризуются наличием движущихся объектов. Фонтан-скульптура на площади призван символизировать «единство искусства, науки и техники». Другой подтекст - сочетание огня и воды, по мнению автора, соответствует еврейскому восприятию мира. На самом деле, никакого огня зритель не видит: его заменяют яркие цвета фонтана, действие которого, как и в старые времена, сопровождается светомузыкой.

1980-е годы и начало 1990-х - времена агонии площади. Вслед за видео появилось пиратское кабельное телевидение. Изменилась и политика дистрибьюторских фирм, позволявшая выжить только крупным киносетям. Кинотеатры-одиночки с огромными залами и некассовыми фильмами были обречены на вымирание. В 1992 году прошёл последний сеанс в «Эстер», ненадолго пережил его кинотеатр «Тель-Авив». Исключение - кинотеатр «Хен», владельцы которого ещё в начале 1980-х отреагировали на изменение конъюнктуры, изменив формат заведения.

Места народных гуляний переместились в парк hа-Яркон и на набережную моря. Покупки теперь совершаются, в основном, в больших магазинах вне центра города; там же находятся и многозальные кинотеатры. О площади Зины Дизенгоф попросту забыли. Характерный для этого непростого времени штрих: до 1970-х годов на картах использовались названия «Кикар Цина» («площадь Зины») или «Кикар Цина Дизенгоф» («площадь Зины Дизенгоф»), а позднее перешли на лаконичное «площадь Дизенгоф». Это, казалось бы, малозначительное изменение привело к тому, что сейчас уже мало кто помнит, что улица и площадь названы в честь разных людей.

К середине 1990-х годов большинство зданий на площади пришли в ветхость и запустение. С включением Тель-Авива в список наследия ЮНЕСКО владеть недвижимостью в реконструированных зданиях постройки 1930-х годов стало престижным. Цена земли в старых районах города существенно возросла, появились серьезные инвесторы. Отреставрировано - а по сути, перестроено - здание кинотеатра «Эстер». Теперь в нём находится гостиница-бутик «Синема» в стиле «баухауз» для туристов, желающих почувствовать атмосферу старого Тель-Авива. В таком же стиле оформлена гостиница «Центр», распахнувшая свои двери совсем недавно.

Дом Мани

Бейт Мани

В глубине улицы видно высокое стеклянное здание нового офиса банка Леуми. Если присмотреться внимательно, под ним стоит небольшой домик, о котором, в основном, и пойдёт речь.

Территория нынешней улицы Йеhуда hа-Леви частично входила в состав Ахузат Байт - поселения, с которого начинался Тель-Авив. В этом месте, между нынешними домами 34 и 36, проходила граница Ахузат Байт. Предприниматель Шломо Барски не входил в число 66 первых поселенцев, поэтому ему пришлось купить участок за его пределами. Купленный им в 1914 году надел земли на нынешней улице Йеhуда hа-Леви 36, примыкал непосредственно к границе поселения.

Через год на участке был построен скромный двухэтажный дом из известняка. Может, именно потому, что дом формально находился за пределами еврейского поселения, был он построен в арабском стиле. Имя архитектора история нам не сохранила.

Название «Бейт Мани» закрепилось за домом с 1930 года, когда его купил Мельхиель Мани, ставший первым еврейским судьёй в высшем суде британских властей (1918-1926). Семья Мани проживала до этого в Хевроне, но после погромов 1929 года была вынуждена переехать в более спокойные места. Прожил М. Мани в этом доме всего три года, в 1933 году он скончался.

В 1978 году дом был продан наследниками Мани банку Леуми, который собирался построить на этом месте высотное здание. Снести дом Мани банку не дали активисты из общества сохранения памятников, ведь это одно из немногих зданий оттоманского периода (до 1917 года) в Тель-Авиве, сохранившихся без изменений.

Банк вынужден был спроектировать здание так, чтобы маленький домик остался на месте. Было найдено оригинальное решение - корпус нового здания всё-таки охватывает участки домов 36 и 38, но при этом на территории первого из них корпус начинается с 3-го этажа, опираясь на мощный столб. Таким образом, домик Мани оказался нетронутым.

При этом его тщательно отреставрировали. Сейчас он связан двумя переходами с новым зданием и вместе они составляют единое целое. Вход в домик теперь возможен только через основной корпус. Есть проект разместить в нём музей банка. Автор проекта нового здания: Мири Кайзер, супруга Дани Кайзера, главного архитектора города.

Район Неве-Цедек

Неве Цедек ночью (Источник: lookatisrael.com)

Район Неве Цедек находится формально в Яффо, в самой северной его части и является как бы переходным этапом от древнего города к новому.

Земля эта была куплена богатым евреем Шимоном Рокахом, а район строился Аароном Шлюшем, Нахумом Гутманом и другими. Район этот развивался вдоль линии железной дороги, связывавшей Яффо с Иерусалимом, через которую был перекинут мост. С моста дети кидали в паровозы камнями ради развлечения. Сегодня лишь с трудом можно угадать линию, по которой проходило полотно дороги, однако мостик сохранился.

В районе также сохранились дома его основателей - Рокаха, Гутмана, а также женская гимназия, построенная по типу закрытого иерусалимского дворика, в которой Гутман преподавал. Также сохранился и отреставрирован так называемый «дом писателей», в котором жили Бреннер, Двора Барон и другие известные израильские писатели начала века.

Напротив располагалась одна из первых в стране типографий «Ѓа-поэль hа-мизрахи». Также неподалеку отсюда стоит дом, в котором жил один из самых известнейших писателей Шмуэль Йосеф Агнон. Из зданий двух бывших школ - мужской и женской, впоследствии отремонтированных на деньги Сюзанны Делаль, создан большой театральный центр.

Архитектурные достопримечательности: дом Полищука и дом Гутгольда

Бейт Полищук на углу улиц Алленби и Нахалат Биньямин.

Дом Полищука расположен на углу улиц Алленби и Нахалат Биньямин, на одной из оживленнейших площадей города - кикар Маген Давид. Он был построен в годы строительного бума в 1935 году по проекту Шломо Лясковски и Якова Оренштейна. Здание имеет форму буквы V c закругленным углом внизу.

В нём долгие годы располагался самый известный обувной магазин страны «Ѓа-пиль» (Слон). Часто дом так и называют - Бейт hа-пиль. Магазина давно уже нет, в последующие годы на первом этаже размещались кафе, сейчас помещение занимает главное отделение сети закусочных «Бургер Кинг».

Как и большинство домов в Тель-Авиве, своё название дом получил от фамилии владельцев дома. Ими были Йеhуда и Двора Полищук, о чём свидетельствует табличка на стене. Дом построен с размахом, его размеры внушительны и по нынешним меркам. Стиль постройки можно определить как конструктивизм с элементами баухауза. От баухауза были взяты длинные окна-ленты и пергола на крыше. Но это не чистый баухауз - так, здание строго симметрично, а баухауз проповедовал асиметрию. Пергола - это ажурная конструкция, дальняя родственница беседки, которая служит опорой для вьющихся растений.

Ещё одна интересная деталь - два круглых окна на каждой из боковых стен. В 30-е годы в мире очень популярной была тема кораблей, лайнеров, ледоколов - они олицетворяли собой технический прогресс. Не обошла эта мода и Палестину. Поскольку город был совсем юным, можно было не считаться с существующей застройкой, и в оформлении зданий использовали самые неожиданные элементы, которые где-нибудь в Париже или Мадриде, даже, наверное, в Америке выглядели бы неуместными.

Таких круглых окон-иллюминаторов в Тель-Авиве очень много. Стены дома облицованы керамикой серого цвета. Облицованы полностью, что необычно - как правило, облицовывали только нижний этаж. Именно благодаря керамике снаружи дом выглядит весьма прилично.

На другой стороне улицы Алленби на углу Шенкин находится Бейт Гутгольд, построенный архитектором Йеhудой Магидовичем в том же 1935 году. Этот дом был построен чуть позже, и его архитектор принял во внимание уже построенный дом напротив: у обоих зданий одинаковые горизонтальные линии, одинаковое количество этажей, там и там присутствует пергола. Задача у Магидовича была непростая - участок, на котором строился дом, был небольшим, причем большая его часть выходила не на площадь, а на узкую улицу Шенкин. Получилось здание в форме клюшки.

Дом Левина

Дом Левина
(Источник: loveisrael.ru)

Сейчас российское консульство в Тель-Авиве расположено в здании «Мигдалор» на углу улиц Алленби и Бен Йегуда. Резиденция посла находится неподалеку, на набережной. Но они обосновались там только после восстановления дипотношений в 1991 году.

Первое советское посольство располагалось по адресу бульвар Ротшильд, дом 46. Этому зданию уже более восьмидесяти лет. Оно было построено известным архитектором И. Магидовичем для купца Якова Левина, выходца из Каунаса. Эмигрировав в 1898 году в США, Левин разбогател на торговле. В 1923 году он переехал в Тель-Авив. Закладка дома купца дома состоялась весной 1924 года.

Архитектор Магидович был представителем стиля эклектики и не отличался последовательностью в проектировании своих построек: каждое новое здание было непохожим на предыдущее. За образец, как правило, брались уже существующие здания. Часто в одной постройке использовались элементы различных стилей. Не был исключением и особняк Левина, который Магидович спроектировал в виде тосканской виллы.

Необычная форма дома, однако, объясняется тем, что Магидович акцентировал башню, поставив её на углу здания, а не встроив в фасад, как это принято в Италии. Уникальным следует признать механизм раскрытия крыши, на которой соблюдавший еврейские обряды Левин собирался устраивать суку под открытым небом. По неизвестным причинам механизм ни разу не был задействован. Реставраторы открыли его заново в 1990-е годы.

Роскошный особняк находился на парадной улице Тель-Авива и в полной мере демонстрировал мощь и богатство своего владельца. Местоположение на небольшой возвышенности подчеркивало грандиозность самого высокого сооружения в городе. Главный подъезд с улицей соединяли широкие ступени, проходившие по тщательно ухоженному саду. У дома было два фасада, выходивших собственно на бульвар Ротшильда и на улицу Шадал. На соседнем участке по улице Шадал Левиным было построено ещё одно здание, котором находились помещения прислуги и стоянка для конного экипажа.

Левин умер в 1934 году, после этого здание много раз меняло постояльцев - в его стенах находились английская школа, военные и судебные учреждения. В 1943 году оно было приобретено американцем Моше Брайером, который собирался построить на месте обветшавшего здания доходный дом. Но, с образованием государства Израиль в 1948 году здание присмотрело посольство СССР, и под давлением израильских властей Брайер вынужден был уступить.

С этим домом связан и первый конфликт Советского Союза с Израилем. В январе 1953 года советская пресса сообщила о раскрытии антисоветского сионистского заговора. «Дело врачей» вызвало волну гнева в Израиле, и 9-го февраля в здание советской миссии (так тогда называлось посольство) была подложена бомба. Несколько человек, в том числе Клавдия Ершова, жена советского посланника, были ранены, миссии нанесен большой ущерб, и спустя три дня СССР объявил о разрыве дипломатических отношений с Израилем. Четыре месяца спустя после смерти Сталина дипотношения были восстановлены, но посольство переехало в Рамат Ган.

К тому времени владелец здания передумал его сносить. После небольшого ремонта нижний этаж был сдан под офисные помещения; верхние помещения Брайер оставил себе. Здание продолжало разрушаться, и к 1990-м годам было доведено до аварийного состояния. В 1990-х годах здание было капитально отреставрировано на средства строительной компании «Алров» (названной так по имени её владельца Альфреда Акирова). За это Акиров получил от муниципалитета право снести полуразрушенное здание для прислуги; на этом месте сейчас находится 26-этажный небоскреб.

Реконструкция дома Левина, проведенная под руководством известного архитектора-реставратора А. Бар Ора, не имеет прецедентов по сложности. После окончания работ компания «Алров» выпустила книгу с подробным их описанием. В настоящее время в бывшем здании советского посольства размещается представительство аукционного дома «Сотби». Вечером здесь действует подстветка, установленная в рамках проекта по освещению бульвара Ротшильда. Изнутри здание можно осмотреть во время проведения здесь художественных выставок.

Кладбище Трумпельдор

Кладбище Трумпельдор
(Источник: users.livejournal.com)

Это кладбище, расположенное на улице Трумпельдор в центре Тель-Авива, является первым кладбищем города. Оно было основано в 1902 году (по другим источникам на год позже), во время эпидемии холеры в Яффо. Власти Яффо потребовали захоронения жертв эпидемии за пределами города и для этих целей был выбран участок к северу подальше от его границ.

Через несколько лет оно стало главным кладбищем нового города, и случай, когда городское кладбище основано раньше самого города, можно признать уникальным. Хотя первые постройки Тель-Авива располагались довольно далеко от этого места, уже к началу 1930-х годов здания стремительно развивавшегося города окружили кладбище. Окружили очень плотно: из окон этих домов можно читать надгробные надписи.

Кладбище действовало до 1932 года. Впоследствии здесь хоронили только выдающихся деятелей, а также родственников уже захороненных. Есть несколько свободных участков, приобретённых заранее и по каким-либо причинам неиспользованных. В те годы иудейский закон, запрещающий изображать лица людей, соблюдался безукоризенно.

Приехавший в 1921 году скульптор Авраам Мельников, впоследствии прославившийся как автор «Рычащего льва» в Тель-Хай, был вынужден зарабатывать на жизнь изготовлением могильных памятников. На кладбище Трумпельдор их пять. Первое, что обращает на себя внимание при осмотре кладбища - памятник на братской могиле погибших во время арабских погромов 1921 года. За ней находятся две другие братские могилы, более скромные - жертв погромов 1929 и 1936-1939 годов. Среди захороненных в братской могиле 1921 года писатели Йосеф Хаим Бреннер (1881, Украина - 1921, Тель-Авив) и Цви Шац (1890, Полтавская обл. - 1921, Тель-Авив).

Дорожка вдоль братской могилы упирается в красивый памятник из тёмного камня: Леон и Матильда Реканати. Леон Реканати (1890, Салоники - 1945, Тель-Авив) - банкир, основатель банка «Дисконт». В Палестине с 1935 года. Фамильный участок находится дальше, у северной стены. Там похоронены три их сына (из четырех): Даниэль (1921-1984), Рафаэль (1924-1999) и Яков (1927-1997).

В первом ряду за братскими могилами похоронены несколько известных людей: Менахем Шенкин (1870, Белоруссия - 1924, Чикаго) - один из основателей Тель-Авива. Именно он предложил дать посёлку Ахузат Баит - так назывался город в первый год своего существования - название Тель-Авив. Погиб в автокатострофе во время зарубежной поездки. Его именем названа улица, ставшая культовой в среде израильской молодёжи.

Бецалель Яфе (1865, Гродно - 1919). Предприниматель, занимался сельским хозяйством. Им был куплен участок в районе Ротшильд-Алленби-Шенкин, и одна из улиц на нём носит сейчас его имя.

Дов Гольдберг (1866, Литва - 1922, Тель-Авив). Промышленник, один из основателей «Керен hа-йесод». Был ранен во время арабских волнений 1921 года и через год скончался.

Основной интерес представляет западная часть кладбища. Для этого от братской могилы нужно повернуть налево. По пути можно увидеть могилу Авигдора Бен Гуриона (1856, Польша - 1942), отца первого израильского премьер-министра. Через 2-3 ряда от неё похоронены пять из шести первых градоначальников Тель-Авива. Меир и Цина (Зина) Дизенгоф. Меир Дизенгоф (1861, Молдавия - 1937, Тель-Авив) - первый мэр Тель-Авива, с 1909 по 1936 гг. (с перерывом в 1925-28). Его именем названа одна из центральных улиц города, а именем его жены Зины - площадь, через которую проходит эта улица. Также в честь Дизенгофа назван парк «Ган Меир», находящийся недалеко от кладбища.

Давид Блох (Эфраим Блюменфельд) (1882, Россия - 1947, Тель-Авив) - второй мэр Тель-Авива, с 1925 по 1928 годы. Заместитель Дизенгофа в начале 1920-х годов., был мэром в период, когда Меиру Дизенгофу не удавалось заручиться подержкой коалиции в городском совете. Его именем названа улица в районе улиц Ибн Гвироль и Арлозоров.

Моше Шелуш (1892, Яффо - 1939, Тель-Авив) - третий мэр Тель-Авива. Пробыл на посту всего 10 дней после смерти Дизенгофа в 1936 году, после чего был смещен британским верховным комиссаром. Сын Иосефа-Элиягу Шелуша, одного из основателей Тель-Авива, похороненного рядом.

Исраэль и Эстер Роках. Исраэль Роках (1896, Неве Цедек - 1959, Тель-Авив) - четвертый мэр Тель-Авива (1936 - 1953). Впоследствии занимал пост министра внутренних дел. Будущая жена Рокаха Эстер была признана королевой красоты на пуримском карнавале 1930 года. Именем Рохака назван бульвар, идущий вдоль реки Яркон.

Шестой и седьмой мэры Тель-Авива Мордехай Намир и Йегошуа Рабинович похоронены рядом. Мордехай Намир (Немировский) (1897, Россия - 1975, Тель-Авив) - мэр Тель-Авива, с 1959 по 1969 год. Дипломат, работал в Восточной Европе, в том числе и в СССР. Министр труда в конце 50-х. Его жена Ора Намир также занимала министерские посты, до недавнего времени - посол Израиля в Китае. Его именем названа дорога, ведущая от центра города на север - дерех Намир. Есть в Тель-Авиве и площадь Намир, недалеко от гостиницы Хилтон на набережной.

Йеhошуа Рабинович (1911, Польша - 1979, Тель-Авив) занимал пост мэра после отставки Намира, с 1969 по 1970 гг. Впоследствии занимал пост министра финансов. Был инициатором создания парка Яркон и променада на набережной. Ганей Йегошуа в парке Яркон названы его именем.

А вот Хаим Иосиф Леванон (Левинштейн) (1899, Краков - 1986, Тель-Авив) - пятый мэр Тель-Авива, с 1953 по 1959 год, похоронен в восточной части кладбища. По профессии Леванон был учителем. Поскольку он был одним из инициаторов создания тель-авивского университета, улица, на которой находится главный вход в университет, носит теперь его имя.

Среди похороненных в западной части кладбища Моше Шарет (Черток) (1894, Херсон, Украина - 1965), премьер-министр Израиля в 1954-1955 годах. Первый министр иностранных дел Израиля с 1948 по 1956 год, с 1960 года председатель Еврейского агенства (Сохнут) и Всемирной Сионистской организации.

Иехиэль Членов (1863, Кременчуг - 1918, Лондон). Один из руководителей сионистского движения в России. Учился в московском университете, участник многих сионистских конгрессов. Перезахоронен в 1961 году. Его именем названа улица в районе старой автобусной станции.

Шауль Черниховский (1875, Крым - 1943, Иерусалим) - поэт и переводчик. Наряду с Бяликом считается самым значительным поэтом на иврите, хотя родным языком у него был русский. Перевел на иврит «Илиаду», «Одиссею», «Калевалу». По профессии врач. В Палестине с 1931 года. Улицы Черниховского есть во многих городах Израиля.

Цви Перец Хайес (1876, Броды, Украина - 1927, Вена) - главный раввин Вены, один из основателей сионистского движения. Его именем названа улица в центре Тель-Авива, идущая параллельно ул. Кинг Джордж.

Арье и Ривка Шенкар. Арье Шенкар (1877, Украина - 1959) - промышленник, известен в основном как производитель текстиля. Его именем назван район Кирьят Арье в Петах-Тикве, а также колледж «Шенкар» в Рамат Гане, готовящий специалистов по дизайну.

Хаим и Сима Арлозоров. Хаим Арлозоров (1899, Украина - 1933, Тель-Авив) - политический деятель, один из основателей партии МАПАЙ. Убит во время прогулки с супругой на тельавивской набережной при невыясненных обстоятельствах. Его именем названы улицы во многих израильских городах, кибуц Гиват Хаим в районе Хадеры и пригород Хайфы Кирьят-Хаим.

Макс Нордау (настоящее имя Симон Сюдфельд) (1849, Будапешт - 1923, Париж) Врач, журналист, политический деятель. Друг и соратник Герцля. Владел 17 языками. Жил и скончался во Франции. Перезахоронен в 1926 году. Могила представляет собой склеп, в него можно зайти. Во время похорон Нордау в стене кладбища был сделан большой вход, которым пользуются и поныне (до этого использовался малый вход немного западнее по улице Трумпельдор). Его именем назван бульвар в Тель-Авиве (сдеро́т Нордау), улицы во многих других городах страны, а также район в Нетании (Кирьят Нордау).

Хаим Нахман Бялик, Мордехай Бен-ами, Шолом-Алейхем и Менделе Мойхер Сфорим в 1910 году в Одессе.

Хаим Нахман и Маня Бялик. Хаим Нахман Бялик (1873, Украина - 1934, Вена) - пожалуй, самый известный поэт, писавший на иврите, основоположник современной ивритской литературы. Известен также как переводчик. В Палестине с 1924 года. Cкончался во время пребывания в Австрии.

Ахад hа-Ам (1856, Киев - 1927, Тель-Авив). Ахад hа-Ам (один из народа) - псевдоним Ашера-Хирша Гинзбурга, писателя и публициста. Основатель и идеолог «духовного сионизма», противопоставленного «государственному сионизму» Герцля. В Палестине с 1922 года. Исключительный случай - улица, на которой он поселился, получила название Ахад hа-Ам ещё при его жизни. Дом, в котором он жил, был снесён вместе с гимназией «Герцлия» в 60-е годы.

Бен Ами (1854, Украина - 1932, Тель-Авив) Бен Ами (сын народа) - псевдоним писателя Марка Яковлевича Рабиновича. Писал на русском и идише. Как и его друг Ахад ха-Ам, Бен Ами был сторонником «духовного сионизма».

Моше Бейлинсон (1889, Россия - 1936, Петах-Тиква) Врач, был председателем совета директоров больничной кассы «Клалит». В 1936 открыл новую больницу в Петах-Тикве, а вскоре был как раз туда госпитализирован и там же умер. Больница носила его имя до 1995 года.

Моше Ихилов - занимал должность заместителя мэра Тель-Авива. Его именем называлась больница в Тель-Авиве, ныне медицинский центр Сураского.

Элиягу и Ада Голомб. Элиягу Голомб (1893, Волковыск, Белоруссия - 1945, Тель-Авив) - один из основателей Ѓаганы - организации по обороне еврейских поселений до возникновения государства, а затем и Пальмаха, особого воинского подразделения в составе Ѓаганы. В доме Голомба на бульваре Ротшильд, 23 сейчас располагается музей Ѓаганы. Его именем назван тельавивский район Яд Элиягу.

Ашер Альтер Друянов (1870, Вильнюс - 1938, Тель-Авив) Исследователь еврейского фольклора, автор трёхтомной антологии еврейского юмора. Недалеко от кладбища есть улица его имени.

Моше (Моисей Абрамович) Новомейский (1873, Бурятия - 1961, Париж) - основатель химической промышленности в Израиле. В частности, основал компанию «Ашлаг», занимавшуюся добычей минеральных солей в районе Мёртвого моря. Рядом похоронена его мама, Хая Новомейская.

Шмарьягу Левин (1867, Минская обл. - 1935, Тель-Авив) - писатель, журналист. Депутат Государственной Думы России первого созыва (1906). Его именем было названо небольшое поселение в районе Герцлии, со временем ставшее одним из самых богатых в стране.

В то время как большинство покоящихся на кладбище малоизвестны за пределами страны, под одной скромной белой плитой похоронен человек, известный больше как раз за рубежом. Это писатель и композитор Макс Брод (1884, Прага - 1968, Тель-Авив), друг и душеприказчик Франца Кафки. Перед смертью Кафка поручил Броду уничтожить все свои произведения, но тот его просьбу не выполнил.

Залман Шнеур (1887, Могилевская область, Белоруссия - 1959, Нью-Йорк). Поэт, писатель на иврите и идише. География его перемещений просто поражает - жил в Одессе, Вильнюсе, Берне, Париже, Варшаве, Берлине, Нью-Йорке. Путешествовал по Европе и Африке. В Израиль приехал уже в пожилом возрасте, в 1951 году. Скончался в США. Его именем названы улицы во многих израильских городах.

Нахум и Дора Гутман. Нахум Гутман (1898, Телешти, Румыния - 1980, Тель-Авив) - известный израильский художник и писатель. Автор герба Тель-Авива. В Неве Цедеке работает музей, посвященный его творчеству.

Реувен Рубин (1893, Галац, Румыния - 1974, Кейсария) Ещё один известный художник. В конце 1940-х годов был первым послом Израиля в Румынии. В доме художника на улице Бялика сейчас действует музей.

Ахузабайт Вайс (1909, Тель-Авив - 1984, Тель-Авив) Ахузабайт была первым ребёнком, родившемся в Тель-Авиве, который назывался тогда Ахузат Байт. Работала учительницей.

Дов Хоз (1894, Орша, Белоруссия - 1940). Предприниматель, политический деятель, один из основателей строительной компании «Солель Боне». Погиб вместе с семьей в автокатастрофе, возвращаясь с посещения тюрьмы в Акко, где навещал бойцов Ѓаганы. Его именем названы улица в центре города и городской аэропорт Сде Дов. По первым буквам погибших - Дов, его жена Ривка и дочь Тереза - получил название кибуц Дорот.

В будние дни кладбище открыто с 6:30 до 15:00, в пятницу - до 13:00. В субботу и праздники - закрыто. Вход свободный. Муниципалитет Тель-Авива проводит регулярные экскурсии по кладбищу. Одна - в рамках прогулки по этой части города - ночью, с фонариками (освещения на кладбище нет).

Дельфинарий

.Памятник на месте трагедии. (Источник: guide-israel.ru)

Тель-авивский дельфинарий, функционировавший с апреля 1981 года до середины 90-х, находится на набережной рядом с парком Чарльза Клаур, напротив отеля «Давид Интерконтиненталь». Дельфинарий когда-то был центром исследования морской жизни.

Он включал в себя океанологический музей, где можно было наблюдать обитателей морских глубин в естественных условиях через специальные смотровые окна или в отлично оборудованных аквариумах. Можно было полюбоваться даже довольно внушительными акулами. Кроме того, в специальном бассейне демонстрировался уникальный аттракцион с участием дельфинов и морских львов.

Позже дельфинарий был превращен в дискотеку, ту самую, где произошел один из самых страшных терактов последних лет, унесший жизни 23 детей... В этом чудовищном акте вандализма, произошедшем 1 июня 2001 года погибли подростки от 14 до 21 года, практически все родом из бывшего СССР – дискотека была «русской». Террорист-смертник взорвался в очереди у входа в здание. Сейчас напротив «Дольфи» установлен памятник с именами погибших ребятишек...

Недалеко от дельфинария находится мечеть «Хасан Бек», построенная в 1916 году. Эта мечеть - центр арабского квартала, разрушенного во время Войны за Независимость в 1948 году. Арабы, находившиеся в мечети в момент теракта, необычайно радовались произошедшему.

Синагога Ѓейхал Йеhуда

Синагога Хейхал Иегуда

Была построена на средства Даниэля, Рафаэля и Якова Реканати в память о своих родителях, Леоне и Матильде Реканати, а также в память об общине Салоников.

Эта необычная сефардская синагога находится недалеко от пересечения тельавивских улиц Ибн Гвироль и Жаботински. Скромная улочка Бен Сарук, параллельная Ибн Гвироль, застроена с одной стороны стандартными четырехэтажными жилыми зданиями, с другой же расположена небольшая деревня, жители которой не поддаются ни на какие уговоры и покинуть её отказываются. Между деревней и улицей есть небольшая полоска свободной земли, на которой и была построена синагога.

Названа улица в честь еврейского поэта Менахема бен Якоба ибн Сарука (910-970), как и Ибн Гвироль (1021-1058), жившего и творившего в мусульманской Испании. Город Салоники, сейчас находящийся на территории Греции, до второй мировой войны был крупным еврейским центром южной Европы. В Салониках проживало около 80,000 евреев, подавляющее большинство которых были сефардами, то есть, выходцами из Испании и Португалии. Сейчас евреев там почти не осталось.

Реканати до переселения в Палестину были одной из самых богатых семей города. Необходимо упомянуть, что синагога построена на деньги только трёх братьев Реканати - Даниэля, Рафаэля и Якова. Гарри, старший и самый известный из братьев, порвал с семьей в конце 60-х годов.

Спроектировал синагогу архитектор Ицхак Толедано. Он так и не увидел своё творение, не дожив до окончания строительства в 1980 году. Форма здания напоминает ракушку. Стиль постройки: «экспрессионистский модернизм». Иногда это направление в искусстве называют органическим. То есть, это попытка уйти от традиционной формы, но не в виде абстрактных фигур, а неожиданных, доселе неиспользуемых форм из реальной жизни. В синагоге есть подземный этаж, к которому ведет отдельный вход, и на котором находится небольшой молельный зал.

Переулки Альмонит и Плонит

Дворец Меира в переулке Плонит (Источник: guide-israel.ru)

Находятся в районе улицы Кинг Джордж. «Альмонит» означает «безымянная», а «Плонит» - «неизвестная» («переулок» на иврите - женского рода). История возникновения этих названий такова.

В 1922 году зажиточный американский еврей по имени Меир Шапира купил участок земли в центре Тель-Авива. На приобретенном участке он построил несколько доходных домов, образовавших два тупиковых переулка в форме буквы U. В самом конце одного из них Шапира выстроил красивый, богато отделанный дом в эклектическом стиле. Перед домом была установлена каменная статуя льва.

На средства Шапира была вымощена дорога от дома к рынку на противоположной стороне Кинг Джордж. Говорят, что Меир Шапира очень хотел, чтобы образованные им улочки носили его имя. Он даже вывесил табличку с надписью «рехов Шапира» (улица Шапира). Мэрия выступила категорически против и сняла эту табличку. Шапира обратился к мэру города Меиру Дизенгофу. Дизенгоф в просьбе отказал.

Похоже, Шапира так достал мэра, что тот, чтобы закрыть раз и навсегда эту проблему, дал названия улицам. И не простые, а унижающие Шапира: Альмонит (безымянный переулок) и Плонит (неизвестный переулок). В настоящее время переулки находятся в весьма плачевном состоянии. Дом Шапира, как и дома, построенные им на сдачу, нуждается в ремонте. Вокруг, на соседних улицах, стоят современные дома.

Пассаж Пенсака

Пассаж Пенсака (Источник: paintervic.livejournal.com)

Этот дом (улица Герцль 16) был построен в начале 1920-х годов выходцем из США Мордехаем Пенсаком, и именно в этом доме располагался первый торговый центр в городе – прообраз нынешних. Здесь был небольшой дворик (5 на 10 метров), окружённый малюсенькими кабинками, бывшими лавочками. Назывался он на тогдашний манер пассажем.

Дом четырёхэтажный, но поскольку потолки в те времена были намного более высокими, чем сейчас, то по высоте дом соответствует нынешнему шестиэтажному. Построен в стиле эклектики, с характерными для центральной Европы начала 20-го века мотивами - в те годы в Тель-Авиве строили много домов по принципу «как в Берлине», «как в Варшаве», «как в Одессе».

Именно в этом доме появился первый в Израиле лифт. До начала 1920-х годов Тель-Авив был одно- и двухэтажным, и только с прибытием третьей алии (1919-1923) в городе начали строить более высокие дома. Слово «лифт» на иврите звучало тогда немножко иначе: «маалия». «Маалит» появилось позже.

Лифт этот уже давным-давно не работает. Сохранилась лишь шахта лифта и некоторые его части, сложенные на дне шахты. Вход в лифт на первом (цокольном) этаже осуществлялся со стороны, а на верхних этажах - с противоположной стороны, то есть в лифте было два входа. Второй лифт в Тель-Авиве, по-видимому, был установлен в Бейт Пагода на площади короля Альберта в 1925 году.

На переднем фасаде дома можно заметить надписи на иврите и английском – «Пассаж Пенсака».

Здание "Пагода"

Здание "Пагода"/

Это одно из самых известных зданий Тель-Авива. Построено оно в 1925 году по проекту архитектора Александра Леви на площади принца Альберта.

В доме был установлен лифт - один из первых в городе. На самом деле, здание напоминает пагоду только на первый взгляд: кроме буддистских в нём присутствуют и восточные мотивы, есть и модерн.

Ещё совсем недавно Пагода находилась в очень запущенном состоянии. Сейчас здание находится в состоянии, близком к идеальному. После того как здание пришло в упадочное состояние и в 1990-х было выкуплено известным тель-авивским строительным подрядчиком Яковом Пеледом, оно было вновь продано французскому миллионеру-еврею. Он превратил его в шикарную виллу в центре города.

В доме 4 этажа. В подвале - кинозал, винный погреб, и технический отсек огромных размеров (полностью компютеризированный), который управляет всеми системами дома. На первом этаже - бассейн и массажный салон.

Архитекторы скрупулезно воссоздали внешний вид всех узлов при их высочайшем качестве исполнения (в оригинале качество исполнения было невысоким). Все заказано за границей и построено бригадой французских профессионалов, которые работали здесь несколько лет.

А вот жизнь самого архитектора Александра Леви сложилась трагически. Как и многие архитекторы, приехавшие в Палестину в 1920-е годы из Европы, он не выдержал трудностей местной жизни (низкие гонорары, самодурство и скупость заказчиков, разочарование в сионистских идеях) и уехал из страны. Но в отличие от Мендельсона, Лясковского, Корнгольда и других уехал он не за океан, а обратно в Германию. Участвовал в проектировке построек в Берлине и Париже. В 1940 был погружен на поезд, отправляющийся в Освенцим. По дороге он отправил семье открытку, после чего его следы затерялись.

Площадь, на которой стоит дом Пагода отсутствует на всех картах Тель-Авива, однако часто упоминается в литературе об истории города. Она образуется пересечением улиц Бецалель Яфе, Мельчет, Монтефиоре и Нахмани, неформальное её название - площадь принца Альберта. Площадь была названа в честь короля Бельгии Альберта I.

В 1933 году Альберт Первый посетил Палестину, в том числе и Тель-Авив, где у него сложились дружеские отношения с мэром города Меиром Дизенгофом. Когда через год Альберт трагически погиб, его именем и была названа вот эта площадь.

Недалеко отсюда находится так называемый «падающий дом» - очень интересное здание по улице Нахмани, 25. Архитектором его был Моше Чернер (1926). Попытавшись максимально избежать попадания в него солнечных лучей. архитектор пристроил к окнам здания наличники наклонной формы. Причём пристроил так, что трудно понять, что же наклонено - наличники или сами окна - отсюда и название.

Башня «Шалом Меир»

Башня «Шалом Меир»

Построенный в середине 1960-х годов 142-метровый гигант «Шалом Меир», известный также как «Мигдаль (Башня) Шалом Меир» и как «Кольбо Шалом», стал первым небоскрёбом Тель-Авива и Израиля. В начале 1960-х годов застройка Тель-Авива была преимущественно низкой. Плавный силуэт молодого города прерывался лишь мечетями и церквями в его южной части, доставшейся городу в наследство от Яффо и арабских деревень, а также куполом большой синагоги на улице Алленби.

Самым высоким жилым зданием в городе в то время была 8-этажная надстройка над магазином на улице Бен Йегуда, 79 (архитектор — Нахум Золотов). Предприниматель Мордехай Меир решил вывести Тель-Авив в число городов-рекордсменов и взялся возвести высотку в американском стиле, которую назвал в честь своего отца Шалома Шахане Меира. Отсюда и название — «Мигдаль Шалом Меир».

По первоначальному проекту на месте сносимых гимназии и соседних с ней строений было предложено создать открытое пространство (площадь), а в центре возвести высотное здание. Проект был отклонён, поскольку не удовлетворял условию, по которому улица Герцля должна была перестать быть тупиковой. Тогда было найдено оригинальное решение, удовлетворившее тель-авивский муниципалитет: площадь исчезла, а автомобильное движение было организовано под зданием, которое как бы опиралось на опоры, расположившиеся с двух сторон улицы.

С инженерной точки зрения, были построены два отдельных здания, соединенные друг с другом проходами, начиная со второго этажа и выше. На стройке использовались два строительных крана — по одному для каждой башни. В Израиле в то время не было опыта строительства высотных зданий, и один раз краны столкнулись.

Подрядчика преследовали не только технологические трудности. В процессе строительства его финансовое состояние резко ухудшилось, и правительству Израиля, заинтересованного в строительстве здания, пришлось выкупить несколько этажей. Этим и определяется большое количество находящихся в «Шалом Меире» офисов различных государственных структур.

Новое здание поражало воображение. В стране, существовавшей всего 17 лет, в которой ещё не было телевидения и только-только начинали пользоваться холодильниками, был построен 34-этажный дворец по последнему слову техники — с эскалаторами, центральной системой кондиционирования, десятью быстрыми лифтами, подземной автостоянкой и будущей станцией метро внизу. Да, уже в то время задумывались о строительстве метро, первая линия которого должна была пройти как раз в этом месте. Метро строят до сих пор, да и маршруты предполагаемых линий изменились, и, скорей всего, эта станция никогда не примет пассажиров.

Здание было спроектировано с учетом строжайших норм сейсмоустойчивости. На самом верху была открыта смотровая площадка, с которой открывался роскошный вид на город. Впоследствии, из-за участившихся случаев самоубийств, её пришлось огородить сеткой. Внизу были открыт первый в Израиле магазин «Кольбо» по международным стандартам. Магазины «Кольбо» («всё в нём», иврит) существовали с 1930-х годов, но такого, в западном стиле, ещё не было. Название супермаркета «Кольбо Шалом» часто стало заменять официальное название всего здания.

На втором этаже были установлены игровые автоматы; там также действовал быстро завоевавший популярность музей восковых фигур по образцу лондонского Мадам Тюссо, но на местную тематику. Ныне музей этот закрыт на реставрацию. Под землю уходит еще четыре этажа, а общая полезная площадь здания — 100 тысяч м². Здесь расположено также израильское Общество охраны природы.

Таким образом, Израиль вошел в элитный клуб стран — обладателей высотных зданий. Ни во Франции (300-метровая Эйфелева башня не в счёт), ни в Англии, ни в Германии подобных зданий не было до 1970-х годов. «Шалом Меир» опередил знаменитое здание «Пирелли» в Милане (Италия), все здания лондонского Сити, сравнялся со зданием, построенном Франко в Мадриде, и уступал только сталинским высоткам в Москве и Варшаве.

В рабочие дни в здании одновременно находились несколько тысяч человек: здесь располагаются приемные нескольких министерств. Сейчас в здании снова работает супермаркет сети «Ко-Оп», но он занимает лишь небольшую часть площади своего предшественника. «Шалом Меир» удерживал пальму первенства самого высокого здания Израиля более 30 лет. Только в 1999 году был построен комплекс Азриели из двух башен, самая высокая из которых достигла высоты 187 м. Там также была открыта площадка обозрения, и вскоре площадка в «Шалом Меир» из-за отсутствия посетителей была закрыта. Впрочем, рекордсменом Азриели пробыл недолго — уже в 2001 году в Рамат Гане было построено 68-этажное здание «Шаар hа-Ир» высотой 244 метра.

В фойе здания «Мигдаль Шалом Меир» ведут два входа — западный и восточный. Если войти через западный вход, справа будет небольшое помещение «Центра изучения Тель-Авива», под эгидой которого проводятся многочисленные экскурсии по городу. Там же можно полистать краеведческую литературу, некоторые книги можно купить.

В большом зале друг напротив друга расположены два мозаичных панно. Одно из них — дальнее — было установлено при открытии здания, его автор — известный тель-авивский художник и писатель Нахум Гутман (1898—1980), детство которого прошло неподалеку, на улице Герцля, 3. Второе панно было установлено позже, в 1996 году. Его автор — Давид Шарир, уроженец Тель-Авива, и называется оно «Тель-Авив. Второе поколение». Обе мозаики сделаны в итальянском городе Равенна, причем вторая была сделана сыном мастера, собравшем первую, по мотивам Гутмана, за 30 лет до этого.

Панно 1960-х годов, сделанное из миллиона камней, имеет четыре раздела: зеленый (старый Яффо, утопающий в зелени), желтый (молодой город на песках), красный (период британского мандата) и синий (современный город). По другому толкованию, мозаика делится на следующие четыре части: «зеленая» — древний Яффо, «желтая» — дюны Тель-Авива, «красная» — прогресс и труд, «голубая» — развитие Тель-Авива.

Рядом с панно Гутмана установлен первый тель-авивский фонарь, а в центре зала находятся макеты — воспроизведение старого Тель-Авива начала 1910-х годов. Над домами висят флажки, указывающие их владельцев: дом Меира и Зины Дизенгоф, дом Акивы Вайса, дом Гутмана, дома Шалуша, дом Шенкина и многие другие. В конце западного фойе проводятся временные выставки, зачастую довольно интересные.

Если войти через восточный вход, можно попасть на выставку старых карт Тель-Авива. Восточный и западный фойе соединены друг с другом галереей, на которую можно подняться на эскалаторе. На ней раньше находились игровые автоматы и музей, теперь их место заняли офисы. Тем не менее, в центральной части галереи есть небольшая фотовыставка о строительстве здания, а также материалы о нереализованных проектах Йо Минг Пея — того самого, который потом построил пирамиды во дворе Лувра.

К сожалению, Тель-Авив отказался от реализации казавшихся слишком смелыми для 1950-х годов проектов Пея. Есть в здании и выставка, посвященная архитектору Йеhуде Магидовичу, который построил в Тель-Авиве более 500 зданий. Башня открыта для посещения воскресенье — четверг: 7:00 — 19:00 пятница: 7:00 — 14:30, а в субботу закрыта.

Адмиралтейство и улица Алленби

Адмиралтейство, ул.Алленби, 11 (Источник: users.livejournal.com)

Постройка в самом начале улицы Алленби называется – «Бейт hа-Адмиралиют», в русском варианте - Адмиралтейство. По первоначальному плану Тель-Авив задумывался как дачный поселок, и к воде, несмотря на близость, выхода не имел. Вдоль берега к северу от Яффо простирались постройки арабской деревни Маншие. У железной дороги были построены первые дома Тель-Авива. Над малоэтажными домами возвышалось массивное здание гимназии «Герцлия».

Но к морю подступали постройки другого еврейского посёлка - Керем hа-Тейманим, находившегося примерно на километр севернее тогдашнего Тель-Авива. Развитие стремительно разраставшегося Тель-Авива шло в первую очередь по направлению к этому поселению на берегу моря. Еще до начала Первой мировой войны были приобретены крупные наделы земли, позволившие проложить дорогу, огибающую Керем hа-Тейманим с севера и выходящую к морю. Улица получила название Морской (рхов hа-Ям). С 1918 года она носит имя британского генерала Эдмунда Алленби.

Район у моря сразу завоевал популярность, набережная стала основным местом встреч, прогулок и развлечений горожан. На северной стороне улицы Алленби располагалось здание кинотеатра «Кесем», больше известное тем, что в нём долгое время находился оперный театр. Здесь же в 1949 году проходили заседания израильского парламента, о чём напоминает название площади на пересечении Алленби и набережной - Кикар hа-Кнессет (площадь Кнессета).

В настоящее время на этом месте находится небоскрёб «Мигдаль ха-Опера», экстерьер нижних этажей которого повторяет мотивы снесённого здания оперы. В ходе Войны за независимость Маншие была практически полностью разрушена, её жители оставили посёлок. Развалины арабских домов простояли до 60-х годов 20 века, впоследствии на их месте был разбит парк, построены высотные офисные здания и гостиницы.

Сложившаяся структура улиц старого Тель-Авива, помноженная на близорукость городских властей, не позволили связать новую застройку с уже существующей. Здания на заново отстроенной набережной на участке от Яффо до «Мигдаль hа-Опера» образуют замкнутый район, выпадающий из городского контекста. В силу различных причин кварталы, построенные к северу от улицы Алленби в 1930-40-е годы, хотя и имеют выход к морю, но воспользоваться этим также не смогли. Связь с водой была окончательно перекрыта построенными вдоль береговой линии зданиями гостиниц. В создавшейся ситуации Кикар hа-Кнессет остаётся единственным парадным выходом к морю в городе.

С открытием Морской улицы Тель-Авив был охвачен эйфорией. Поэтому естественно, что при проектировании нового дома вблизи моря архитектор Александр Леви (1883-1943, см. выше) постарался подчеркнуть его местоположение. Впрочем, скорее всего, пожелание исходило от заказчика - ещё одно известное здание А. Леви, дом Усышкина, находящееся в двух шагах от Адмиралтейства, было построено в восточном стиле. Автор не менее шестидесяти зданий в Тель-Авиве, Леви в своих постройках, как правило, заимствовал идеи других архитекторов.

Квартал Рамат Шарон

Рамат Шарон, улица Левонтин (Источник: users.livejournal.com)

Это - один из старейших кварталов Тель-Авива. Некогда один из самых состоятельных районов Тель-Авива, со временем он пришёл в полное запустение. За упадком последовало забвение - название квартала исчезло с городских карт.

В последние годы район начал оживать - воссоздан парк, открываются кафе, бутики, реставрируются особняки. Рамат hа-Шароном в 1920-е годы был назван участок, ограниченный нынешними улицей Менахема Бегина с юга, улицей hа-Ракевет с севера и улицей Алленби с запада.

В то время на этой естественной возвышенности были разбиты виноградники и плантации, что дало основание сравнить её с упоминаемой в ТаНаХе плодородной землёй Шарона. Историю Рамат hа-Шарона принято отсчитывать с 1856 года, когда на приобретённом у жителя Яффо участке священником Альфредом Айзексом из Лейстера (Англия) была построена «образцовая ферма». Целью этого одного из первых европейских поселений в Яффо - ещё до появления немецкой Сароны и еврейских Неве Цедека и Неве Шалома, была пропаганда христианства среди евреев Яффо.

Англичан привлекло местонахождение фермы - недалеко от города и с рядом с оживлённой дорогой на Шхем. С образованием Израиля эта дорога была переименована в улицу (дорогу) Петах Тиква, а с недавнего времени она носит имя Менахема Бегина.

В восточной части участка англичанами было возведено прекрасно сохранившееся до нашего времени жилое здание. Миссионерская деятельность, однако, потерпела крах, и после смены нескольких владельцев, в 1870 году участок вновь перешёл во владение арабов Яффо. В 1892 году к северу от бывшей фермы была проложена железная дорога Яффо - Иерусалим. Возведенная в непосредственной близости станция оказала значительное влияние на дальнейшее развитие района. В 1950-е годы с закрытием яффского порта железнодорожное полотно разобрали. От вокзальных построек сохранилось здание таможни; о былых временах напоминает и название улицы - hа-Ракевет (поезд).

С конца 19 века на территории фермы располагается турецкий сторожевой пост. С приходом англичан он перешёл к ним, здесь стоит индийский полк британской армии. В 1921 году участок приобретён в собственность мэрией Тель-Авива, и, с отделением от Яффо, включён в состав молодого города.

Уже к 1923 году был подготовлен план застройки квартала - его территория была разбита на пятьдесят девять. Название Рамат hа-Шарон было дано ему несколько позднее - на карте этого года он обозначен как Model Farm. Юго-восточная часть нового квартала, включая здание фермы, была перепродана мэрией предпринимателю из России Петру (Пинхасу) Рутенбергу для постройки на этом месте электростанции - первой не только в городе, но и всей Палестине. Улица, на которой была построена электростанция, получила название hа-Хашмаль (электричество), а небольшой переулок, отходящий от неё - hа-Ор (свет).

Параллельнo hа-Хашмаль была проложена улица hа-Шарон, по названию района. С застройкой в начале 1940-х годов квартала рядом со старым автовокзалом его улицам были даны географические имена (hа-Негев, hа-Шфела, hа-Галиль, hа-Шарон), и hа-Шарон в Рамат hа-Шароне была переименована в честь сионистского деятеля Залмана Давида Левонтина (1856, Орша, Могилевская губерния, – 1940, Тель-Авив).

Пересекающая улицы hа-Хашмаль и hа-Шарон магистраль была названа в честь скончавшего незадолго до этого писателя и журналиста Йегошуа Барзилая (Айзенштадта) (1854-1918). Крайняя восточная улица квартала, в то время ещё практически не застроенная, получила название Микве Исраэль (по имени сельскохозяйственной школы недалеко от Тель-Авива). Ещё один переулок, совсем малозаметный, был назван hа-Гина (садик), так как находился рядом с районным сквером.

Основными покупателями участков в Рамат hа-Шароне были семьи торговцев и предпринимателей, и дома строились воистину с купеческим размахом. К сожалению, многие из этих зданий были снесены, уступив место более функциональным постойкам 1950-х и 1960-х годов. Состояние же большинства сохранившихся старых домов - их от силы наберётся десять-двенадцать на весь район - требует немедленной реставрации.

Господствовавший в то время стиль эклектики в полной мере способствовал осуществлению фантазий владельцев. Если вглядеться в эти дряхлые постройки, можно найти элементы классики, модерна, арт деко и даже ренессанса; некоторые дома как будто перенесены сюда из Восточной Европы. Есть и исключения - в идеальном состоянии содержится особняк, в котором теперь находится офис вице-президента Электрической компании; с бережным отношением к оригиналу перестроено здание, принадлежащее страховой компании «Дженерали».

Сейчас в это трудно поверить, но в конце 1920-х-начале 1930-х годов Рамат hа-Шарон считался одним из трёх самых богатых районов Тель-Авива - наряду с элитарной улицей Бялика, а также с кварталом в треугольнике Ротшильд-Алленби-Шенкин. В 1925 году рядом с электростанцией построили водонапорную башню; недавно она была отреставрирована. Здесь же, на первом этаже башни, находился районный продуктовый магазин.

Во второй половине 1930-х годов начал застраиваться участок между улицей Микве Исраэль и железной дорогой. К этому времени строительство в Тель-Авиве велось исключительно в интернациональном стиле, поэтому эта часть района была застроена конструктивистскими постройками. Немало таких зданий и в старой части квартала.

Самым примечательным зданием Рамат hа-Шарона, построенном в интернациональном стиле, вне всякого сомнения, является Бейт Хадар. Здесь на первом этаже долгие годы находился магазин по продаже автомобилей Форда. После открытия в начале 1940-х годов центрального автобусного вокзала, Рамат hа-Шарон оказался на оживлённом перекрёстке между автовокзалом с одной стороны и железнодорожной станцией и центром города с другой.

Привыкшие к тишине жители квартала начали его покидать. Жилые помещения были переоборудованы под офисы, мастерские и склады. В соответствии с тель-авивской традицией, по которой однопрофильные магазины располагались друг вблизи друга, занимая целые улицы и кварталы, Рамат hа-Шарон почему-то приглянулся продавцам мелкой кухонной техники. Некоторые из этих магазинов функционируют до сих пор.

Отдельного упоминания заслуживает сквер в центре квартала. У него два названия - гинат hа-Хашмаль и гинат hа-Шарон. Это был второй сквер Тель-Авива после небольшого парка в районе Нахалат Биньямин. Того парка давно уже нет, что даёт право утверждать, что hа-Хашмаль - самый старый из сохранившихся скверов города.

После обнищания квартала парк превратился в одно из самых злачных мест Тель-Авива. Считалось, что здесь опасно находиться, особенно в тёмное время суток. В начале 21 века его просто-напросто снесли, если так можно сказать о парке: построили подземную стоянку, а над ней заново разбили зеленые насаждения. Возможно, именно эта разительная перемена центрального пространства стала причиной того, что квартал начал стремительно изменяться к лучшему. В последние два-три года вокруг парка открылись многочисленные бутики, владельцы которых объединились в реализации идеи по созданию здесь зоны магазинов оригинальной дизайнерской одежды.

Квартал Ракевет

Улица Ракевет

Квартал и улица Ракевет, названы по железной дороге Яффо - Иерусалим, когда-то проходившей здесь. Ближайшая станция находилась совсем рядом, на месте нынешней автостоянки «Бейт Хадар».

Квартал был основан в 1924 году, и начал интенсивно развиваться после прокладки дороги на Петах Тикву двумя годами позже. Его население достигало 800 человек. В 1950-е годы, в связи с переносом морского порта из Яффо в Ашдод, участок дороги, проходящий по Тель-Авиву, был разобран, но название за улицей сохранилось.

А вот квартал так называют всё реже и реже. К тому же у него было и другое название - Шхунат hа-Харошет («заводской район»). Это был очень бедный район, население которого жило в бараках и в окружении многочисленных заводиков и мастерских; здесь также было много нефтяных хранилищ. С другой стороны улицы Петах-Тиква находился мукомольный завод, здания которого простояли до конца 1990-х . В настоящее время на их месте возвышается «Мигдаль Левинштейн».

Уже в конце 1920-х годов на улице hа-Харошет располагались корпуса движения «Рабочая молодёжь» («Ѓа-ноар hа-овед»). В 1929 году была построена учебная мастерская, названная в честь Макса Пайна, лидера американского еврейского профсоюза - организации, пожертвовавшей значительную сумму движению. Макс Пайн был известен своими коммунистическими взглядами и восхвалением жизни евреев в СССР, где неоднократно бывал.

В 1933 году мастерская стала мужским ремесленным училищем («бейт-сефер микцои ле-баним»). Торжественная закладка нового здания училища состоялась 15 июля 1935 года в присутствии британского верховного комиссара в Палестине сэра Артура Уокопа. В 1936 году строительство было завершено.

Здание училища Макса Пайна настолько неприметное и малоизвестное, что об авторстве Мендельсона никто до последнего времени не вспоминал; эта постройка не упоминалась даже в самых полных списках его работ. Никогда не вспоминал о нём и сам Мендельсон. В начале 1990-х годов запущенное здание было решено привести в порядок, и, как требует закон о сохранении зданий, обратились к архивным документам. Какого же было удивление реставраторов, когда под оригинальными чертежами и эскизами они увидели подпись великого архитектора.

За 50 лет внешний вид здания претерпел существенные изменения - в частности, исчез знаменитый полукруглый балкон, столь характерный для построек Мендельсона. Сохранись он, об авторе здания забыть было бы просто невозможно. В проект срочно были внесены коррективы, и здание начали восстанавливать в соответствии с первоначальным замыслом Мендельсона.

Мендельсон спроектировал здание в виде двух объёмов, меньший из которых как бы вложен в больший. Помимо уже упоминавшегося балкона со временем исчезли также круглые столбы на входе. На чертежах присутствует также пергола - навес на крыше, но свидетельств о том, что она была возведена, не осталось. Всё это предполагалось восстановить, но не хватило средств. Интерьер здания во время реконструкции был кардинально изменён и приспособлен для классного обучения.

Во время своего пребывания в Израиле Мендельсон жил в Иерусалиме, поэтому неудивительно, что большинство его построек этого периода находятся там. В стремительно разраставшемся Тель-Авиве, в котором работали большинство архитекторов - выходцев из Европы, Мендельсон построил всего одно скромное здание.

В 1950-60-е годы, несмотря на бурное развитие Тель-Авива, район hа-Ракевет находился в тени, здесь практически не велось строительство. Почти все его жители при первой же возможности переезжали в более благоустроенное жильё в других районах города, а покинутые помещения занимали автомастерские, с которыми район ассоциируется и по сей день. Первой начала преображаться в 1980-е годы улица hа-Масгер, на восточной стороне которой, прямо напротив обшарпанных и грязненьких мастерских друг за другом в современных стеклянных зданиях начали располагаться магазины по продаже автомобилей.

Впрочем, сейчас они потихоньку начали перебираться в другие районы города, где не так остро стоит проблема парковки, а по периметру четырехугольника hа-Ракевет - hа-Масгер - Линкольн - дерех Бегин начали возводить офисы - сказывается близость делового центра города. В глубине квартала новых построек немного, но вне всякого сомнения, вскоре интенсивное строительство развернётся и там.

Казино Галей Авив

Казино Галей Авив (1923 год) (Источник: users.livejournal.com)

Этой знаменитой некогда в Тель-Авиве постройки сегодня уже не существует. Кафе это было построено в 1923 году по проекту Йеhуды Магидовича, тогдашнего главного инженера Тель-Авива.

Возможное строительство железной дороги от Тель-Авива на север грозило перенести центр города ближе к воде, и группа бывших одесситов решила построить новый вид развлечений - казино, прямо на берегу моря. К 1923 году здание было готово. Оно находилось в самом конце улицы Алленби, за участком, занимаемом ныне Мигдаль hа-Опера. Казино проработало всего лишь несколько месяцев, а затем вместо него заработало кафе в стиле люкс. Название тем не менее осталось: «Казино Галей Авив».

Здание кафе было роскошно отделано как снаружи, так и изнутри, и было ориентировано на состоятельную публику. Йеhуда Магидович, самый плодовитый архитектор города за его историю, построил домик в эклектическом стиле. По-видимому, это был причудливый симбиоз восточноевропейского и южноевропейского стилей. Здание находилось практически в открытом море, и стояло на высоких сваях, между которыми во время прилива плескалась морская вода.

В 1937 году умер первый мэр Тель-Авива Меир Дизенгоф. И уже через год по решению муниципалитета кафе было снесено. Причина была в том, что, выдаваясь в море, оно портило общий вид набережной. Жалобы начали поступать ещё в начале 1930-х годов, когда город подошёл вплотную к воде, но пока Дизенгоф был жив, кафе не трогали. Kафе было местом встреч политического и культурного бомонда города, сосредоточением его ночной жизни.

Гостиница Эльконина

Гостиница Эльконина, 1910 -е годы (Источник: anno-nin.livejournal.com)

Один из сохранившихся со времен британского мандата домов находится на улице Лилиенблюм, недалеко от бывшего кинотеатра «Эден». Несмотря на отсутствие какой-либо архитектурной ценности и крайнюю запущенность, в которой оно сейчас находится, здание заслуживает упоминания.

Эта, самая первая в Тель-Авиве гостиница, была построена Менахемом Зеэвом Элькониным, выходцем из Смоленска, в 1913 году. В России Эльконин был крупным лесопромышленником, и средства, вывезенные им в Палестину, позволили его жене и семи их детям вести безбедную жизнь ещё много лет спустя после смерти главы семьи в 1917 году.

Гостиница получила название по имени её основателя – «Эльконин», в ней было 38 мест. Семья владельцев жила в этом же здании. Строительство осуществлялось известным подрядчиком Шмуэлем Вильсоном. Выходец из Белоруссии, Вильсон попал в Тель-Авив через Америку, где и приобрёл новую фамилию; на его счету около 200 зданий в городе.

Архитекторов в Тель-Авиве в те времена ещё не было, дома выбирались заказчиками по каталогу. Построенное из камня, как было принято в те годы, здание выполнено в эклектическом стиле с упором на классику и с небольшими вкраплениями арт-деко (последнее указывало на состоятельность его владельцев). Тель-Авив был основан всего за четыре года до этого, поэтому неудивительно, что скромное двухэтажное здание несколько лет было самым высоким в городе.

Поселившись на исторической родине, Менахем Зеэв удалился от сует жизни, проводя почти всё время в личной синагоге на крыше. Ведение дел взяла на себя его молодая жена Малка, с её именем и связана история гостиницы на протяжении более чем 30 лет. Личность властная и независимая, после смерти супруга она переименовала гостиницу в «Централ»; новое название должно было подчеркнуть европейский дух заведения. Поменяла она и фамилию, на более звучную на иврите - Элькана, которую передала детям.

В первые годы своего существования гостиница была популярна среди арабской знати. Наиболее известным постояльцем был король Трансиордании Абдалла - во время его визитов в Тель-Авив улица Лилиенблюм перекрывалась для движения. Останавливались здесь и будущий премьер-министр Израиля Бен Гурион, и будущий президент страны Ицках Бен Цви.

Но монополия Малки Элькана продолжаться вечно не могла. В начале 1920-х годов были построены гостиница на пересечении Алленби и Ротшильд, гостиница семьи Зусманович, там же на Лилиенблюм, в 1925 году открылась большая гостиница «Нордау» на углу Нахалат Биньямин и Грузенберг. Старое здание «Централа» обеспечить уровень сервиса, предлагаемый в новых гостиницах, не могло. Малкой был сделан большой внутренний ремонт, проведёно электричество, но было уже поздно - с ростом города его центр переместился далеко на север, туда же устремились и гостиницы.

Основными постояльцами стали беженцы и новые репатрианты. Со временем положение гостиницы только ухудшалось, и в 1940-е годы она стала доходным домом с небольшими квартирами и удобствами в коридоре. После смерти Малки в 1947 году помещения начали сдавать под небольшие мастерские и склады. С их выездом в 1980-е годы здание приняло тот ужасный вид, в котором примерно и сохранилось до наших дней.

Снести его, к счастью, нельзя, поскольку оно находится в списке зданий, находящихся под охраной муниципалитета, но и желающих его отреставрировать пока не находится.

Квартал АПАК

Квартал АПАК

Находится в переулке Шефер, отходящем от одноименной улицы за перекрестком Нахалат Биньямин и Грузенберг. В 20-е годы 20-го века этот район, состоявший из 14 одноэтажных строений, назывался кварталом клерков. Сейчас его называют либо квартал клерков АПАК («шхунат пкидей АПАК»), либо просто квартал АПАК. АПАК - это калька с английского A.P.C., Anglo-Palestine Company.

Основная статья: Англо-Палестинский банк

Англо-Палестинская компания была основана в 1902 году в Лондоне и приняла активное участие в освоении Израиля, ссужая еврейских поселенцев на выходных условиях. В 1931 году была переименована в Англо-Палестинский банк, с 1951 года - банк Леуми.

Земля к северо-западу от гимназии «Герцлия» была куплена банком ещё в 1913 году, но начавшаяся Первая мировая война прервала освоение участка. В 1921 году квартал, предназначавшийся для высшего руководства банка, был построен. Жильцами квартала стали очень обеспеченные люди. В домах были туалеты и ванные, отделанные керамикой - невиданная по тем временам роскошь.

Квартал располагался отдельно от других построек в городе. Видимо, это единственный пример в Тель-Авиве начала 20-го века, когда несколько домов были построены по одному проекту. Такой подход становится распространенным только в19 30-е годы, с появлением общежитий, раскинувшихся на несколько кварталов.

Первоначально все дома квартала были одноэтажными, но уже в середине 1920-х годов к некоторым из них надстраивается второй этаж, правда, в том же стиле. В последующие годы часть построек была снесена, а некоторые сильно изуродованы. К настоящему времени хорошо сохранились четыре постройки. Забор, окружавший квартал со стороны улицы и в виде буквы «омега» образовывавший внутри его небольшую круглую площадь, был разобран.

Дом Реканати

Дом Реканати (Источник: users.livejournal.com)

Дом этот находится на углу Менахем Бегин, 35 и улицы Мазе, 79.

Основная статья: Реканати

Леон Реканати был выходцем из очень богатой семьи сефардских евреев, живших в Греции, но считавших себя выходцами из Испании (со стороны матери) и Италии (со стороны отца). После переезда в Палестину, Леон Реканати открыл здесь в 1935 году первый сефардский банк «Palestinian Discount Bank», которым и руководил до своей смерти.

Тогда же, в 1935 году, он выстроил себе большой трехэтажный дом - на первом этаже располагались офисные помещения, второй и третий этажи были жилыми.

В то время это была южная окраина Тель-Авива. Недалеко от дома проходила железная дорога. Дом был спроектирован архитектором Лясковским и инженером Оренштейном. Лясковски и Оренштейн построили вместе четыре здания, два из которых сохранились. Здания построено в типичном для своего времени стиле - полное отсутствие декора, ассиметричность - торец сильно отличается от фасада, к тому же торцы у здания разные, максимальное использование возможностей игры света и тени.

Несмотря на то, что улица Бегина идёт на юго-запад, фасад и передний торец дома повернуты к югу. Над третьим этажом можно увидеть выступы правильной формы - в отсутствие балконов сверху такие плиты дают столь желанную летом тень. Крыша, как было принято в те годы, была спроектирована плоской. На крыше образовано замкнутое пространство, предназначенное для использования жителями дома, но в условиях здешнего климата без вентиляции нахождение в нём превратилось бы в ад. Поэтому в торце вырезан большой прямоугольник, через который крыша продувается ветрами.

К началу 1990-х годов здание сильно обветшало, многие детали были утрачены или деформированы. Некоторые балконы были переоборудованы в лоджии, магазинные вывески выдавались вперед, что искажало первоначальный замысел авторов. В 2000 году здание было полностью реставрировано по оригинальному плану 1935 года. Лампочки над магазинами были восстановлены в ходе реставрационных работ.

Дом Энгеля

Дом Энгеля в первоначальном виде (Источник: users.livejournal.com)

Находится на углу бульвара Ротшильда и улицы Мазе.

Эта постройка оказала огромное влияние на развитие строительства в Израиле. Можно сказать, что большинство жилых построек в стране наследовали идеи, заложенные в проекте этого ныне невзрачного и запущенного здания. Первое, что бросается в глаза - чистые белые стены. Тель-Авив в 1930-1950 годах называли «Белым городом», ведь большинство зданий в городе были белого цвета.

Первый - или нулевой, как принято в Израиле - этаж, отсутствует. Вместо него подпорные столбы, или, по-народному, сваи. Сейчас нулевой этаж застроен, там расположены офисы - в центре города ставки аренды всегда были высокими. Но идея Ле Корбюзье о свободном пространстве внизу дома оказалась очень кстати в жарком Израиле - даже в самый зной здесь бывает сквозняк, и в последующие годы абсолютное большинство домов в стране строилось именно на сваях.

Заделана сейчас и крыша. По идее Ле Корбюзье крыша должна быть общей для жильцов дома, и где должны были быть сады, в которых они могли бы встречаться. Поэтому крыша должна быть плоской. Многие балконы застеклены. Окно-лента, ещё одна идея Ле Корбюзье. Этот дом на Ротшильд построен в форме буквы П. В последующие годы в Тель-Авиве было построено немало зданий в духе Ле Корбюзье. Маленький и далёкий Израиль стал основным местом, где идеи швейцарца воплотились в массовом строительстве.

Здание Асия

Бейт Асия

Бейт Асия («Дом Азии») был построен в 1979 году. Архитектор - Ицхак Яшар (родился в 1921 г.).

Возводилось здание в уже застроенном районе, и в духе постмодернизма было спроектировано с учётом окружающих его строений, в частности, стоящей непосредственно рядом с ним башни «Бейт Эйропа» («Дом Европы», известной ещё как здание IBM).

Здание - одно из самых дорогих в городе. В нём находятся несколько посольств. Здание напоминает знаменитый музей Гуггенхайма в Нью-Йорке - постройку известного американского архитектора Фрэнка Ллойда Райта (завершён в 1959 г.). Действительно, в этих зданиях много общего: и там, и там белые мощные полосы как бы окружают основной корпус со всех сторон, упор сделан на горизонтальные линии, а не на вертикальные, как в окружающих их зданиях.

Дом Хензеля

Дом Хензеля

Эта необычная постройка могла бы стать одной из достопримечательностей Тель-Авива. Находясь на одной из оживлённейших магистралей города - улице Алленби, она была обречена на успех у туристов. Но в результате произведённого ремонта внешний вид здания неузнаваемо изменился.

Построенный в 1922 году дом был предназначен для сдачи квартир в аренду. Его автор - известный архитектор Александр Леви, построивший около шестидесяти зданий в Тель-Авиве. Зданием владел Леон Хензель, отсюда и его официальное название. В народе же получило распространение название «дом-корабль».

Дом Хензеля в наше время.

Это была одна из первых построек на этом участке улицы Алленби (до 1918 - hа-Ям, Морская улица), и при отсутствии зданий вокруг она действительно напоминала корабль, плывущий в дюнах. Море находится всего в нескольких сотнях метров, в те времена оно хорошо просматривалось, и от этого эффект ещё более усиливался. Вытянутость строения была продиктована треугольной формой участка; особенно элегантно выглядела ограда перед парадным входом, напоминающая нос судна. Сходство с палубой корабля зданию придавал второй этаж, окруженный баллюстрадой и большими, но лёгкими, закруглёнными арками.

Как это характерно для большинства построек Александра Леви, в проектировке здания были использованы идеи многих архитектурных школ: можно заметить арабские мотивы, утверждается, что присутствуют и элементы английской усадьбы.

Постепенно север улицы Алленби застраивался; в основном, малоэтажными зданиями. В качестве доходного дома здание просуществовало недолго, и уже в 1930-е годы было переоборудовано под офисы; по этому случаю и был произведён ремонт, изменивший его внешний вид. Новая оболочка выполнена в вошедшем тогда в моду интернациональном стиле.

В одних источниках утверждается, что инициатором выступил владелец здания, в других - муниципалитет. Впоследствии к нему был надстроен ещё один этаж. Со стороны улицы пророка Йоны (Йона hа-Нави) можно заметить остатки лестницы, но, судя по старым снимкам, это тоже более поздняя пристройка. Так что, по-видимому, от старого здания остались только стены.

Дом Хадара

Дом Хадара

Находится на перекрёстке дерех Менахем Бегин и улицы hа-Ракевет (Железнодорожной, поскольку в своё время там проходила железная дорога).

Два здания, стоящие наискосок друг от друга – Бейт Хадар и Бейт Эмот hа-Битуах. Первое было построено в 1935 году архитектором польского происхождения Карлом Рубиным в стиле «баухаус», под сильным влиянием построек Мендельсона, второе - более чем 60 лет спустя, архитектором Израилем Гудовичем, бывшим главным архитектором Тель-Авива.

В обоих зданиях четыре объёма (в старом это одно здание, в новом - самостоятельные корпуса разной высоты, но внешне они воспринимаются как единое целое) - аккуратно подчёркнутые горизонтальные линии в новом здании (в постройках баухауза это были окна-линии) - и округлый выступ в самом конце нового здания, чисто декоративный, не несущий никакой функции, но повторяющий изгиб старой постройки.

Несмотря на то, что высота трёх корпусов современного здания различна и то, что в ближайшем к перекрёстку корпусе она достигает 73 метров (20 этажей), здание совсем не давит на прохожего и кажется намного меньшим, чем есть на самом деле. Конечно, не последнюю роль в этом сыграло удачное местоположение - перед зданием много свободного пространства, оно находится в глубине квартала, что необычно для плотной застройки Тель-Авива.

Откуда произошло название Бейт Хадар - неизвестно. Возможно, в здании находился офис фирмы, торговавшей цитрусовыми, в те времена дом обычно назывался по имени владельца. Здание известно тем, что это редкая, а, возможно, и единственная, постройка тех времён на стальном каркасе. Прошло ещё несколько десятилетий, прежде начали широко использовать в строительстве. В

40-е годы прошлого века в нём располагался информационный центр британских властей, прослушивавшийся еврейскими подпольщиками. Об этом можно узнать из мемориальной дощечки рядом со зданием. Сейчас оно находится весьма в запущенном состоянии.

См. также

Источники

  • Игорь Торик, «Энциклопедический путеводитель по Израилю», копирайт Игорь Торик.

Left Книгу Игоря Торика «Энциклопедический путеводитель по Израилю» в электронном виде можно приобрести на сайте ЕЖЕВИКА-BOOKS в разделе "Электронные книги".